Сегодня уникальных пользователей: 32
за все время : 2697949
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
В мире книг
ИМЯ, КОТОРОЕ МЫ ЗНАЕМ ВСЕ

Л. А. КУДРЯВЦЕВА,

д-р филол. наук, профессор кафедры русского языка Института филологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

С именем Сергея Ивановича Ожегова мы связаны все и давно, начиная, наверное, со своих школьных лет. Для филологов Ожегов – это, прежде всего, олицетворение культуры русской речи, это словарь, в котором можно найти ответы на все вопросы. А для членов Украинской ассоциации преподавателей русского языка и литературы с именем Сергея Ивановича связано создание нашей ассоциации. Именно на Ожеговских чтениях, проходивших 5 декабря 2000 года, впервые за несколько лет собрались русисты из разных регионов Украины от Востока до Запада и обсуждение научного наследия С. И. Ожегова вылилось в создание организации, цель деятельности которой – создание условий для профессионального роста её членов, их вовлечение в единое мировое научно-исследовательское, учебно-методическое и информационное пространство в области русистики. Потому фигура Сергея Ивановича для нас знаковая вдвойне.

Сергей Иванович Ожегов родился 10 (по новому стилю 23-го) сентября 1900 г. в небольшом фабричном поселке Каменном Тверской губернии, в семье инженера-технолога местной писчебумажной фабрики. Гимназию Сергей Иванович заканчивал уже в Петрограде, куда переехала его семья перед началом первой мировой войны. В 1918 году был зачислен в состав слушателей факультета языкознания и материальной культуры Петербургского университета. Однако, прослушав первые лекции, прерывает обучение и до 1922 года служит в Красной Армии, ;уцяг/гкует п гражданской войне. Возвратившись в университет и закончив в 1926 г. курс филологического образования, Сергей Иванович поступает в аспирантуру и в течение 3-х лет непосредственно под руководством В. В. Виноградова –ученика гениального русского лингвиста, академика А. А. Шахматова, занимается изучением истории русского литературного языка.

Ленинградский период жизни и деятельности Сергея Ивановича (с 1926 по 1936 г) – это время формирования его лингвистического и педагогического опыта (ассистент Ленинградского педагогического института им. Покровского, затем – доцент Педагогического института нм. Герцена). Об университетских учителях Сергея Ивановича следует сказать отдельно. В своей автобиографии Сергей Иванович отмечает, что был оставлен в университете для подготовки к научной деятельностн по представлению академика Б. М. Ляпунова, профессоров В. В. Виноградова и Л. В. Щербы.

Воспитанник Петербургского университета, Б. М. Ляпунов с 1901 по 1924 год был профессором Одесского университета, последние годы его жизни были связаны с ЛГУ.

Академик Ляпунов известен как специалист в области истории русского языка, этимологии, диалектологии, лексикографии.

Безусловно, на формирование научных интересов Сергея Ивановича большое влияние оказал академик Л. В. Щерба, ученик И. А. Бодуэна де Куртенэ, один из основоположников русской теоретической лексикографии. Начиная с 1927 года, Л. В. Щерба, В. В. Виноградов и С. И. Ожегов вместе работали в коллективе Ушаковского словаря: участвовали в организации и подготовке, в составлении словарных статей известного «Толкового словаря русского языка» в 4-х томах – первого толкового словаря нового времени, вышедшего в 1935 – 1940 гг. под редакцией Д. Н. Ушакова. В связи с работой над Словарем Сергей Иванович переезжает в 1936 году в Москву и становится ближайшим помощником Д. Н. Ушакова по всем делам Словаря. Именно эта работа и определила круг его практических научных интересов –область лексикологии и лексикографии.

В 1939 – 1940 гг. началась работа над однотомным словарем, утвержден план его издания и образована редакция во главе с Д. Н. Ушаковым. После его смерти в 1942 г. редакцию возглавил С. П. Обнорский. Однако основную авторскую работу в словаре выполнял С. И. Ожегов. Однотомный словарь вышел в свет в 1949 году и стал книгой для самого широкого круга читателей: семь прижизненных многомиллионных изданий быстро расходились. Над каждым его переизданием автор много работал, стремясь как можно лучше отразить в нем современное литературное словоупотребление, постоянно обновляя состав слов, увеличил общий объем словника (напомним, что в словаре представлено более 50 тысяч слов (4-е изд.) – это две трети объема четырехтомного « Толкового словаря русского языка»). При этом автором уточнялась также подача материала: структура словарной статьи, толкование слов, системы стилистических помет. С выходом в свет «Словаря русского языка» лексикографическая теория и практика получила образец совершенно нового типа словаря: собственно научного и в то же время популярного, отражающего в каждом из своих изданий новые достижения лексикографической науки и теории русского языкознания, научные достижения самого С. И. Ожегова автора. В словарной работе, как отмечает один из его учеников Лев Иванович Скворцов, в полной мере проявилась социальная направленность научной деятельности С. И. Ожегова: русскую лексикографию Сергей Иванович рассматривал как важнейший источник распространения и укрепления норм русской литературной речи и повышение культуры вообще (1952 г).

После смерти И.С. Ожегова (в 1964 г.) работу над Словарем продолжает (начиная с 9-го издания) его ответственный редактор, позже – член-корр. РАН Н. Ю. Шведова, соратница и продолжатель общего дела, которая одновременно стала и соавтором Сергея Ивановича. Благодаря Н. Ю. Шведовой, Словарь продолжает оставаться живым, современным зеркалом языковой жизни общества.

Лексикографическая деятельность С. И. Ожегова не ограничивается ушаковским 4-х томным словарем и однотомным «Словарем Русского языка». С. И. Ожегов был членом редакционной коллегии «Словаря современного русского литературного языка» АН СССР в 17-ти томах (1950 – 1965) с 6-го по 17-ый том включительно, автором-составителем и членом редколлегии академического четырехтомного «Словаря языка Пушкина» (1956 – 1961), соредактором (совместно с С. Г. Бархударовым и А. Б. Шапиро) «Орфографического словаря русского языка» (до 13-го издания), вместе с Р. И.Аванесовым – редактором первого академического справочника по современной русской орфоэпии «Русское литературное ударение и произношение», который до сих пор остается самым полным и авторитетным изданием подобного типа. Под руководством и по инициативе С. И. Ожегова Институтом русского языка был подготовлен словарь-справочник «Правильность русской речи» (первое издание вышло в 1962 г.).

Лексикографическая практика обусловила и сформировала широкий круг научных интересов С. И. Ожегова. Безусловно, это теоретические исследования в области лексикографии, лексикологии и фразеологии, которые нашли отражение в таких его работах, как «Советские словари» (1946), «О трех типах толковых словарей современного русского языка» (1952), «Вопросы лексикологии и лексикографии» (1953), «Лексика» (1962), «Из истории слов социалистического общества» (1952), «О структуре фразеологии» (1957), «О крылатых словах» (1957) и многих других.

Существенна роль С. И. Ожегова в формировании нового направления языкознания XX ст. – социолингвистики. Именно Сергей Иванович явился инициатором и руководителем (на первом этапе) фундаментальной научной темы Института русского языка АН СССР «Русский язык и советское общество». Четырехтомное издание последователей этой проблемы было завершено и издано большим коллективом ученых-русистов уже после смерти С. И. Ожегова. Теоретическим проблемам развития современного русского литературного языка посвящены такие работы Сергея Ивановича, как «Основные черты развития русского языка Советскую эпоху» (1951), «О формах существования современного национального русского языка» (1962).

Интерес к социолингвистике возник у С. И. Ожегова еще в молодые годы под непосредственным влиянием работ В. В. Виноградова и Б. А. Ларина. Нельзя не вспомнить и о том, что еще в 1941 г. в осажденной Москве Сергей Иванович собрал всех оставшихся в городе языковедов (человек 10 – 12) и объявил о создании языковедческого научного общества, которое по собственной инициативе выдвинуло научную проблему «Русский язык в годы Великой Отечественной войны».

Как историк литературного языка, как исследователь живой разговорной речи и социолингвистики С. И. Ожегов хорошо знал различные корпоративные, социальные и профессиональные жаргоны и прививал интерес к их изучению молодым ученым и своим ученикам.

В работах С. И. Ожегова подробно прослеживаются, например, процессы преобразования лексики торгово-ремесленного жаргона предреволюционного времени (напр., история слов оторвал в значении ‘удачно и выгодно купил’, рвач и др), широкое распространения в период великой Отечественной войны и переход из круга социально или территориально ограниченного употребления в общую речь таких слов, как сабантуй, драпать, наломать дров, снять стружку и др.

Особое место принадлежит С. И. Ожегову в разработке периодизации русского языка нового времени, в описании характеризующих черт каждого из трех выделенных им периодов.

С. И. Ожегов был не только талантливым исследователем и лексикографом, но что не менее важно – основателем и организатором актуального научного направления, именно ему принадлежит важнейшая роль в становлении культуры речи как новой дисциплины русского языкознания. В 1952 году по инициативе С. И. Ожегова в Институте русского языка АН СССР был создан сектор (позднее – отдел) культуры русской речи. Создавая программу деятельности отдела, С. И. Ожегов думал и о практическом механизме ее воплощения. Центральные проблемы, выдвинутые им на передний план, группировались вокруг следующих основных разделов: теория нормализации, теория языковой нормы, теория ортологии (или другими словами, правильности в аспекте практической кодификации). Нетрудно заметить, что названные исследовательские программы логично вытекали из всей предыдущей (лексикографической, лексикологической) научной деятельности Сергея Ивановича и предопределили не только направления развития теоретической мысли в рамках отдела русской речи, но и произрастали в других теоретических сферах русского языкознания (в названной уже проблеме развития русского литературного языка в тесной связи с историей общества), а также в многочисленной и разнообразной лексикографической практике, направленной на борьбу за повышение культуры речи, за правильность и точность языка, за его ясность и чистоту, за умелое пользование всеми выразительными средствами языка

В наиболее значительных работах С. И. Ожегова, в которых выражены его представления о культуре речи, заметно довольно четкое деление на критическую, интерпретирующую идею и затем историко-лингвистическое толкование. Критическая идея наиболее ярко выражена и в программной статье «Очередные вопросы культуры речи» и в аналитическом обзоре «Работы по культуре речи».

В XIX – нач. XX в. вопросы нормализации литературной речи стояли за пределами научного языкознания. По мнению С. И. Ожегова, главные усилия языковедов должны быть направлены прежде всего на разработку идей активной нормализации литературного языка новош времени, а основу нормализации должен составить анализ современного состояния языка в свете закономерностей исторического развития. При этом особое внимание уделялось необходимости экспериментальных исследований языковых фактов, вызывающих сомнения и вопросы, использованию всех живых и продуктивных методов современного языкознания – качественных, количественных, компьютерных, структурных, семантических и т. д. с целью постоянного обследования норм литературного языка, анализа действующих тенденций и прогнозирования наиболее вероятных путей развития языка. С. И. Ожегов взглянул непредвзято на ценностные ориентиры, которыми должна быть проникнута языковая политика и одним из первых подчеркнул, что в ней многое зависит не только от лингвистов, но и от мнения, психологии государственных деятелей и общества. Языковая политика – не только общее филологическое дело, она является средоточием многих интересов, а главное, всегда сопровождалась и сопровождается оценочными суждениями, нередко прямо противоположного характера. Проблема истинности таких суждений постоянно занимала Ожегова и в теоретическом, и в практическом плане. Языковая культура, утверждал С. И. Ожегов, относится к инвариантным человеческим ценностям, ее нельзя привязать к каким-то меняющимся политическим установкам. Противопоставляя пуристической доктрине долженствования «настоящую правду жизни языка», С. И. Ожегов ставил на это место новые принципы, отвечающие реальностям языкового существования, и строил, таким образом, другую иерархию ценностей, возвещая о возможной множественности вариантных норм применительно к складывающейся современной стилистической системе языка.

Проблема нормализации и в наши дни продолжает оставаться актуальной, а точнее еще в большей степени актуализируется, а вопросы государственной языковой политики приобрели в украинском социуме не только лингвистическое, но и политическое и общественное звучание.

Руководя практической работой и будучи организатором созидательной деятельности в области культуры речи, Сергей Иванович был инициатором и ответственным редактором широко известной научно-популярной серии «Вопросы культуры речи», во всех выпусках которой освещались наиболее острые и актуальные научные проблемы.

Значение работ С. И. Ожегова видится и в том влиянии, которое они оказали на труды его последователей. Так, в русле той академической школы, которую представлял С. И. Ожегов, написано не менее 8-ми монографий и защищено столько же докторских диссертаций, не говоря уже о многочисленных кандидатских работах – их источником и опытным полем применения явилась особая научная дисциплина – культура речи, углубленную разработку которой начал С. И. Ожегов.