Сегодня уникальных пользователей: 116
за все время : 2714240
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
В мире книг
Челышева И. Л. (Симферополь) УРОК-ИССЛЕДОВАНИЕ В 8 КЛАССЕ «СЛОВА, ОГРАНИЧЕННЫЕ В УПОТРЕБЛЕНИИ. СЛЕНГ В НАШЕЙ ЖИЗНИ»1

Цели урока: познакомить с явлением  «язык в языке» на примере сленга; формировать умения выдвигать гипотезу, проверять ее, устанавливать закономерности, искать факты, которые подтвердили бы правильность выдвинутой гипотезы и установленной закономерности; развивать навыки исследовательской, сопоставительной, творческой деятельности, систематизации материала в единое

целое; прививать речевую культуру.

Подготовительный этап.

1. Проведение группой учащихся (2 3 чел.) предварительного опроса среди знакомых:

Сколько вам лет?

Пользуетесь ли вы сленгом?

Ваше любимое сленговое слово.

2. Запись данных об опрошенных людях:

Черты характера.

Наличие вкуса в одежде.

Их любимое времяпрепровождение (в семье, с друзьями).

Оборудование:

1. Доска: тема, определение слова сленг на внутренней поверхности доски, нарисованы круги для диаграммы Венна;

2. Раздаточный материал: отпечатанные тексты с жаргонным и литературным вариантами отрывка «Слова о полку Игореве», стихотворение «Русский язык» И. С. Тургенева.

3. Портрет «сленгиста».

Ход  урока

I. Организационный момент.

Учитель: Мы проводим не просто урок, а урок с элементами исследования. Почему мы проводим? Потому что исследователями вопроса, первооткрывателями будете вы. Запишите тему урока. Сегодня нам, я думаю, будет интересно не только ближе познакомиться со сленгом как языковым явлением, но и  исследовать проблему его возникновения, использования и дальнейшей судьбы в нашей речи.

II. Столкновение с проблемой.

Учитель: Вы часто слышите от взрослых: «Как ты говоришь? Не используй сленг! Я тебя не понимаю, говори нормально!» Оказывается, сленг раздражает некоторых людей, особенно взрослых. Но, больше того,  он накладывает отпечаток и на внешность людей.  Как же выглядит человек, к которому обращаются с такими замечаниями взрослые люди? Как одевается? Какие эмоции у него преобладают? Юноша это или девушка? С кем он общается?

Ученик: Это наш ровесник. Нормально выглядит, как все.

Ученик: Он некультурный, плохо учится.

Ученик: А по-моему, он знает, как надо, но не хочет говорить среди одноклассников очень грамотно. Тем более иногда надо сказать коротко, передать эмоции в одном слове.

Учитель: Давайте проверим ваши версии, послушаем исследовательскую группу учащихся (ведь со стороны виднее) и составим устный портрет среднестатистического человека, пользующегося сленгом.

1. Ознакомление с результатами предварительного опроса.

Ученик: Мы опросили 62 человека. 25 из них признались, что часто использовали сленг в разговоре. Из них 17 – наши одноклассники (14 лет),  5 ребят из 10 класса (16 лет) и 3 молодых человека 19, 21 и 23 лет. Чаще всего сленгом пользовались юноши (19 чел.). Ребята, использующие сленг, в большинстве случаев вели себя грубовато, развязно или очень напористо, эмоционально. В одежде преобладал молодежный стиль. Иногда наблюдалась даже вызывающая небрежность, неаккуратность. Нам не встретился ни один учащийся в выглаженном костюме, с белоснежной рубашкой, говорящий на сленге. Чаще всего опрошенные ребята все свободное время проводят в общении с ровесниками или в Интернет-клубе.

Учитель: Итак, нарисуйте обобщенный словесный портрет человека, использующего сленг в своей речи.

Ученик: Это энергичный молодой человек (реже – девушка) 14 – 25 лет. По характеру чаще всего самоуверенный, резковатый, раскованный. Одевается несколько небрежно. Я даже представил себе пиджак, одетый на майку с желтым галстуком. Отдаленно имеет представление о высших ценностях, культуре поведения. Больше времени проводит в молодежной среде, чем с родителями или людьми старшего поколения.

Хорошо, если в конце словесного рисования учитель вывесит предположительный готовый портрет человека, пользующегося сленгом.

2. Пятиминутка понимания (создание мотивации научного подхода к проблеме).

Учитель: Древние философы утверждали: «Человек человеку – зеркало». Может быть, в этом портрете вы узнали и свои черты или привычки. А теперь вспомним, что с некоторыми сведениями об ограниченных в употреблении словах вы уже были знакомы ранее. Расскажите об этом, заполнив ответы на первые два вопроса таблицы.

 

Фамилия, имя ученика               Развернутый ответ

Этап урока

1. Что я знаю по теме урока

 

в начале урока

2. Что я хочу узнать

 

в начале урока

3. Что я узнал

 

в конце урока

4. Как применить в жизни полученные сведения

 

в конце урока

5. Вопросы, возникшие в процессе обсуждения, но не оговоренные

 

в конце урока или в течение урока

 

III. Выдвижение рабочей версии исследования.

Учитель: Что же такое сленг? Для чего он служит? Нужен сленг или нет?

Ученик: Сленг – это жаргон. Он служит для удобства в общении. Мне с ним удобно.

Ученик: Сленг – это  язык молодежи. Мы им передаем эмоции: классно, прикольно. Я думаю, что он нам нужен.

Ученик: Я согласна, что сленг – это язык молодежи. Но мне кажется, что сленг не всегда уместен

Учитель: Итак, запишем пока на доске вашу версию: сленг – язык молодежи. Он  нам нужен, потому что служит для передачи эмоций, удобства в общении. Часто используется в определенной среде, но неуместен в другой.

Наша задача на уроке: доказать верность выдвинутой версии или опровергнуть ее.

IV. Исследование.

Работа с информацией состоит из нескольких классических этапов: 1. Что я уже знаю. 2. Новые данные. 3. Обобщение и систематизация. Ознакомившись с тем, что знают о предмете исследования  ученики, учитель дает дополнительную информацию.

1. Экскурс в историю вопроса.

Учитель: Обратимся к толкованию слова сленг.

Открывается определение на доске.

Сленг (от англ. slang) – молодежный жаргон, другое название – арго. Такое определение дает «Энциклопедия Аванта+». Запишем его.

В словаре С. И. Ожегова понятия сленг нет, а арго трактуется как «условные выражения и слова, применяемые какой-нибудь обособленной или профессиональной группой». В словаре современного русского литературного языка пишут: «Арго – речь какой-либо социально замкнутой группы, характеризующаяся особой или своеобразно освоенной общеупотребительной лексикой». Запишем это определение. В одних источниках арго, жаргон и сленг подаются как синонимы, в других эти понятия расходятся в толковании.

В молодежной среде жаргон бытовал издавна (жаргон семинаристов, гимназистов). Главное в этом языковом явлении – отход от обыденности, игра, ирония, маска. «Раскованный, непринужденный молодежный жаргон стремится уйти от скучного мира взрослых, родителей и учителей», – говорится в «Аванте+». Молодежный жаргон подобен его носителям – он резкий, громкий, дерзкий. Он – результат своеобразного желания переиначить мир, а также знак «я свой». Язык здесь отражает внутренние устремления молодых даже ярче и сильнее, чем одежда, прически, образ жизни. Молодежный жаргон легко вбирает в себя слова из разных языков (из англ. – шузы, мэн), из диалектов (ухайдокатьутомить), из уголовного языка (круто,  беспредел). Поколения молодых сменяются через 5 – 7 лет, а с ними меняется и жаргон. Никто сейчас не помнит оценок: железно – хорошо; пшено – плохо, широко распространенных в 60 – 70 годы ХХ века.

Анекдот 70-х гг.:

Молодая девушка пришла устраиваться на работу.

– Вот ваше рабочее место.

– Ништяк.

– Вот ваши коллеги.

– Ништяк.

– А вы какое-нибудь еще слово знаете?

– Монтана.

– А что это такое?

– Не знаю. Знаю, что ништяк.

О чем говорит этот анекдот?

Ученик: О низком уровне культуры, неразвитости литературного  языка у девушки. Она не может подобрать нужные для ответа слова, так как у нее бедный словарный запас.

Учитель: Девушка не могла обойтись без сленга. А мы можем?  Что бы мы потеряли, искоренив сленг?

Ученик: Я думаю, ничего. Без него можно и обойтись.

Учитель: Можно ли заменить сленговые слова?

Ученик: Да.

В работу с новым материалом плавно вписывается исследовательская работа ребят. Они учатся различать похожие, но не идентичные языковые явления, занимаются сбором уже известных данных и их систематизацией с использованием интерактивных методов (диаграмма Венна).

2. Заполнение диаграммы Венна.

Учитель: Вы уже знакомы со способом сопоставления понятий в диаграмме Венна. Напомню, что в средней части накладывающихся кругов записываются общие признаки, а слева и справа – отличия. Давайте вместе подумаем, какие общие черты есть у сленга и ненормативной лексики, а что отличает эти два понятия (совместная работа с фиксацией результатов на доске и в тетрадях). Сравниваем по таким параметрам (разворот доски):

– Для кого характерно использование (возраст).

– Цель создания «языков в языке».

– Цель использования.

– Негативная или позитивная лексика? Отношение окружающих.

– Допустимость в общении.

– Развитие письменной формы.

Другое.

Приблизительный результат:

В левом круге “Сленг” могут быть перечислены такие признаки:

1. Характерен в основном для молодежи (14 – 30 лет).

2. Цель создания – язык, понятный только определенной группе людей.

3. Цель использования – обмен информацией, уход от обыденности.

4. Относительно корректная лексика.

5. Допустим, но не желателен в общении.

6. Быстрая обновляемость.

В правом круге “Ненормативная  лексика” ученики записывают такие свойства:

1. Характерна для людей старше 10 лет.

2. Цель создания – словесная агрессия.

3. Цель использования– заполнение пауз в разговоре, словесное оскорбление.

4. Нецензурная,  вызывающая лексика.

5.  Недопустима в общении.

На пересечении кругов окажутся следующие признаки:

1. Нелитературные разновидности языка.

2. Негативное отношение большинства к ним.

3. Маленький словарный запас.

4. Письменная форма развита слабо.

5. Цель использования – выражение эмоций.

 

Учитель: Какой вывод мы можем сделать?

Вывод: Молодежный сленг и ненормативная лексика неравнозначны: сленг более толерантен по отношению к окружающим, преследует в основном другие цели. Однако это нелитературные разновидности языка, словарный запас в них маленький, к ним обоим  наблюдается негативное отношение окружающих.

3. Анализ лексического запаса, уровня владения общеупотребительной лексикой.

А) Составление словарика сленга.

Учитель: А каков ваш сленговый запас? Попробуйте проанализировать свою речь с этой точки зрения. Давайте выясним и то, насколько вы можете владеть общеупотребительными словами, «переводя» опусы ваших сверстников.

Задание. Составить словарик сленга из тех слов, которые вы употребляете. Работаем в парах. Потом от пары вы выдвигаете 2 – 3 наиболее ярких слова для занесения их в общий словарь на доске.

Обобщение собранных сведений в единый словарик (доска).

Один из возможных получившихся вариантов, обобщенный. Учитель может комментировать происхождение некоторых слов.

Аут

высшая степень положительной оценки предмета, события

Бабки

наименование любых денег

Базар

разговор

Базарить

разговаривать

Баксы

наименование валюты США

Достать

что-то вроде вывести из терпения каким-то тупым, занудно повторяющимся действием

Еврики

наименование денежной единицы Европейского союза

Западло

пакость, негативный отзыв о  каком-либо лице

Классно

от классный

Классный

положительная характеристика лица или предмета

Клёво

от клевый

Клёвый

положительная характеристика лица или предмета (заимств. из офенского языка, языка бродячих торговцев ХIХ века)

Клешни

руки

Круто

от крутой

Крутой

положительная характеристика лица, явления

Лох

простак, неумеха

Мелкий

презрительное наименование младшего

Наезжать

доставать или совершать какое-либо действие агрессивного характера

Надыбать

найти, взять

Обалденный

высшая степень положительной оценки предмета, события

Оторваться, оттянуться

очень хорошо, весело  отдохнуть

Отпад

(от отпадный) высшая степень положительной оценки предмета, события

Отпадный

высшая положительная характеристика лица или предмета

Прикид

одежда вообще

Прикол

что-либо необычное, вызвавшее интерес или смех событие

Приколоться

сделать что-то, необычное, смешное

Прикольный

интересный, необычный

Припереться

неожиданно прийти; прийти, когда не ждали

Припухнуть

обнаглеть, много возомнить о себе, зазнаться; делать то, что не положено по рангу

Пруха

везение

Рубильник

нос

Супер

лучше всех

Тащиться  от чего-нибудь

что-то очень нравится

Тормоз

(от тормозить) медленно, туго соображающий человек

Тормозить

медленно, туго соображать

Улёт

(от улётный) высшая степень положительной оценки предмета, события

Улётный

высшая положительная характеристика лица или предмета

Хвост

несданный экзамен или зачет

Чайник

профан в какой-нибудь области знаний

Чувак (чувиха)

обозначение сверстников (заимств. из цыганского языка)

Шузы

ботинки

Учитель: Словарь – это официальный документ, норма, которой все придерживаются. Наш словарь несовершенен.

Найдите сленговые слова, которые вы употребили и при толковании. Как их избежать?

Ученик: Тупой, доставать. Их можно или убрать из толкования, или заменить синонимами: доставать – приставать, не давать проходу, не оставлять в покое. Тупое действие – скучное, многократно повторяющееся.

Б) Перевод.

К исследовательскому виду работы можно отнести и переводческую деятельность. На этом этапе учащиеся обращают внимание на скудность языкового запаса сленга, его бедность с точки зрения языковых средств и  делают под руководством учителя выводы.

Учитель: Сленг существует в различных языках. В родственном украинском языке также развивается сленг.

Задание: перевести текст древнерусского произведения «Слово о полку Игореве» с украинского сленга на русский (или украинский) литературный язык, сравнить с оригиналом.

«Слово о полку Ігоревім»

А тоді, припершись до р. Осколки, бос чекав свого братка два дні (той хиляв другою дорогою). І вже як здибались вони, то порили до р. Сальниці, де й було стрілку забито. А там вже до них підскочили їхні бойовики і повели базар про враже кодло: «Там їх неміряно – повна грядка. Всі при стволах і перах!» Але бос вивернув: «Ша, братва! Припухли? Западло нам від такої знатної мокрухи кігті рвати! Надійтеся, лохи, на себе і на пруху

«Слово про Ігорів похід»

(литературный вариант для сравнения с личным переводом уч-ся)

А тоді, прийшовши до ріки Осколки, він ждав два дні брата свого Всеволода, – той ішов був іншою дорогою з Курська, – і звідти рушили вони до річки Сальниці. Тут же до них і сторожі приїхали, що їх вони послали були язика ловити, і сказали вони, приїхавши: «Бачились ми з ворогами. Вороги наші оружно їздять. Тому або ви поїдете борзо, або вернемось додому, бо не наша є пора». Але Ігор сказав із братами своїми: «Якщо нам, не бившись з ними, вернутися додому, то сором нам буде гірше смерті. Хай нам Бог дасть».

Учитель: Сравните с литературным украинским вариантом данного отрывка. Изменился ли текст? Стал он богаче или беднее с точки зрения выразительности?

Ученик: Да, текст сильно изменился, стал более понятен, приобрел плавность, красоту, раскрыл лексическое богатство.

Учитель: С какими трудностями сталкивались при переводе?

Ученик: Самым сложным было подобрать нужные слова, они будто выскальзывали из головы. Это как зависший компьютер: остается только последняя картинка – слово, а вернуться обратно, вспомнить – очень трудно. Да и словарный запас у нас не очень хороший.

В) «Антиперевод».

Учитель: Теперь попробуйте «перевести» на сленг очень известное стихотворение И. С. Тургенева «Русский язык».

«Русский язык»

(литературный вариант)                                       (сленг)

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

1882 г.

 

Заслушиваются 2 – 3 варианта.

4. Мини-дискуссия.

Свое «я» ученики могут проявить и на дискуссионном этапе работы. Лишить их дискуссии – значит навязать свое мнение по животрепещущему вопросу; дать им высказаться и подвести к правильному выводу – задача учителя.

Учитель: Что потеряло при этом стихотворение и что приобрело?

Ученик: У меня ничего не получилось. Мне слов сленговых не хватило. Их мало.

Ученик: Что потеряло?… Да все потеряло! От него ничего не осталось. А было стихотворение! И сленгового варианта не получилось. Приобрело оно более жесткий характер, стало какое-то колючее, грубое.

Учитель: Можно ли сленговым вариантом стихотворения восхищаться, как восхищались произведением Тургенева многие  поколения?

Ученик: Нет, восхищаться им нельзя.

Учитель: В теме нашего урока есть фраза «Слова, ограниченные в употреблении». Кто должен ограничивать это употребление?

Ученик: Наверное, ученые должны устанавливать границы употребления.

Ученик: А мне кажется, что в первую очередь мы, зная, что сленговые слова уродуют нашу речь.

Учитель: А признаться в любви вы смогли бы на сленге?

Ученик: Это уж точно нет.

Учитель: Вот именно! Вы все правы. Сленг не может быть объектом для восхищения, подражания. От сленгового текста веет грубостью. И запас сленговых слов весьма ограничен, поэтому этот вариант языка не способен «украсить» нашу речь.

V. Выдвижение итоговой версии исследования.

Учитель: Вернемся к нашей версии, выдвинутой в начале урока. Что теперь мы можем сказать? Опровергли мы ее или доказали?

Ученик: Мы доказали, что сленг – язык молодежи, что именно мы им пользуемся, что он часто применяется в ученической среде, но неуместен, например, при общении со взрослыми, при ответе на уроке. Многие его могут не понять. А вот в том, что он очень нужен нам, я уже сомневаюсь. Его словарный запас небогат, а эмоции можно передать по-другому. Что же касается красоты, то ее в тексте со сленговыми словами точно нет.

Элементом творческой деятельности является составление «вредных советов».

VI. Подведение итогов исследования.

1. «Вредные советы» как итог исследования.

Здесь каждый может проявить себя, продемонстрировать свое чувство юмора, оригинальность подхода. Принцип работы – доказательство от противного.

Учитель: Сленг, с моей точки зрения, это детская болезнь вроде кори или краснухи: когда ею быстро переболеешь в детстве, она не наносит вреда, а если болезнь затягивается на многие годы и ты болеешь ещё во взрослом возрасте, то страдает литературный язык, а значит, и общая культура человека. Говорят, что лучшее лекарство от всех болезней – это смех. Вы все читали «Вредные советы» Григория Остера. Попробуйте составить подобные советы для любителей подменять литературный язык сленгом.

Ученик: Если вы сегодня утром

не сказали слова «супер»,

Протянув «клешни» к «кормушке»,

Не дожить вам до обеда!

Ученик: Если «тормоз ты по жизни»,

чаще сленг используй в речи,

Обрастай, «братан», «хвостами»

на уроках красноречья.

И тогда ты будешь самый

Лучший «чайник» на планете!

2. Мини-дискуссия.

Учитель: Как вы думаете, надо ли исследовать сленг и с какой целью?

Учитель обращает внимание на кроссворд из газеты, на анекдот с использованием сленга, написанный на доске.

Объявление в библиотеке для новых русских:

«Братва! Толстых, в натуре, было несколько!

Если не в облом, называйте имя».

Скажите, исходя из всего, что мы узнали о сленге, с вашей точки зрения, нужен сленг или нет?

3. Пятиминутка понимания.

Учитель: Давайте сейчас до конца заполним таблицу понимания. Не забудьте ее сдать.

Обобщенный вариант заполненных таблиц:

1. Что я знаю по теме урока

1. Есть слова общеупотребительные и необщеупотребительные. К необщеупотребительным словам относятся диалектные, профессиональные, жаргонные слова и т. д.

2. Слова, ограниченные в употреблении, – это те, которые не употребляют везде.

Мы еще не проходили, что такое нелитературная речь.

3. Я догадываюсь, что такое сленг, знаю, что сленговые слова загрязняют лексику.

2. Что я хочу узнать

1. Откуда берутся сленговые слова?

2. Чем отличается жаргон от сленга?

3. Что я узнал

 

1. Что это интересная тема.

2. Сленг – это языковое явление, близкое к жаргону, арго. Оно делает речь некрасивой, грубой, засоряя ее.

3. Что сленг использовали и до нас.

4. Мы часто не замечаем сленг.

4. Как применить в жизни полученные сведения

 

1. Не употреблять сленг в общении.

2. Нужно знать, что, когда и с кем говорить.

3. Можно следить за своей речью и знать точный смысл того, что ты говоришь.

5. Вопросы, возникшие в процессе обсуждения, но неоговоренные

1. Сколько примерно существует сленговых слов?

2. А у взрослых тоже есть сленг, или они разговаривают на молодежном жаргоне?

3. Все вопросы оговорены.

VII. Домашнее задание.

1. Проектная деятельность. Создание книги «Молодежный сленг». Время работы над проектом – месяц.

Группа № 1 – раздел «Сленг. Что это такое? За и против».

Группа № 2 – раздел «Толковый словарь сленга».

Группа № 3 – раздел «Классические произведения на сленге».

Группа № 4 – раздел «Вредные советы».

Группа № 5 – портрет «сленгиста».

2. Учащиеся, не принимающие участия в создании книги, суммируют аргументы в пользу литературного языка, опираясь на материал дискуссий урока, с записью их в тетрадь.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. При подготовке урока была использована следующая литература: Энциклопедия для детей. Т. 10. Языкознание. Русский язык Ч. 1. / Глав. ред. М. Д. Аксенова. М., 1998. С. 645, 678, 679; Годкевич Л. Інтерактивні технології // Завуч, 2004. №6; Федорко С. «Класна бичка» Горпина. Класики в перекладі на сленг // Українська мова та література, 2003. № 24(328). С. 13; Газета «Микроскоп». Харьков. 2004. №14. С. 13.

 

ОБСУЖДЕНИЕ

Ирина Леонидовна Челышева: Этот урок может быть дан как самостоятельный в 8 классе в теме «Слова общеупотребительные и ограниченные в употреблении. Жаргонные слова», как в данном случае. Также возможно использование его  материалов в темах «Русский язык в современном мире» (9 класс, начало года), «Культура русской речи в Украине» (10 класс). Если в 8 классе проводится ознакомительно-предупредительная работа по сленгу, то в 10 классе есть возможность углубить процесс исследования, для того чтобы пробудить сознательное оценочное отношение к этому явлению.

Урок-исследование – это весьма условное название даже для уровня 8 класса, так как слабые ребята не в состоянии провести полноценное исследование, однако элементы исследования освоить вполне могут. Учебная задача на таких уроках ставится как предложение заняться научной деятельностью (в данном случае – выявить проблему, озвучить с помощью учителя гипотезу, сопоставить языковые явления и т. д.). Роль исследователя позволяет учащемуся в игровой форме заниматься довольно скучной для него аналитической деятельностью, заполнять таблицы, выбирать примеры.

В данном случае для мотивации научного подхода к проблеме «языка в языке» используется предварительный опрос и заполнение таблиц. Предварительный опрос (и как результат – словесное рисование) дает возможность  приблизить явление, «пощупать», визуализировать его. Опрос и работа с таблицей являются мостиком к постановке проблемы. Заполнение таблицы  делится на 2 этапа: заполнение в начале урока и в конце. В начале урока учащиеся обращаются к ранее полученным сведениям, вспоминая материал 6 класса: общеупотребительные и необщеупотребительные слова.

Учитель в конце урока собирает заполненные таблицы, а в начале следующего анализирует их, отвечает на вопросы и возвращает как образец работы с любым материалом. По такому принципу могут строиться и последующие уроки. При помощи подобных таблиц легко отследить эффективность урока: чем меньше «белых пятен» на листе, чем более развернуты ответы, чем больше дополнительных вопросов, тем лучше.

Роль учителя на уроке не доминирующая, а направляющая. Единственный раз учитель дает конкретные  сведения по теме урока, когда знакомит с истоками сленга, толкует данное слово.

Дискуссионные же элементы, постоянно присутствующие на уроке, дают возможность учащимся проявить наиболее ярко свои знания, умение доказать точку зрения, темперамент. Не навязывая ответ, предлагая поразмыслить, а иной раз задавая провокационные вопросы («Что бы мы потеряли, искоренив сленг?», «Что приобрело стихотворение?»), учитель дает толчок к откровенному разговору. При этом учащиеся чаще всего сами приходят к верному ответу (порой удивляясь этому). Момент сопоставительного анализа двух явлений – ненормативной лексики и сленга – тоже некий психологический прием. Отторжение обществом ненормативной лексики известно всем; уравнивая в какой-то мере эти два понятия, учитель вызывает подсознательно негативное отношение и к сленгу. При этом тут же актуализирует личный опыт учащихся, обращаясь к составлению словарика используемых ребятами жаргонизмов.

«Выудив» из речи слова, собрав и систематизировав их, учащиеся подошли к сленгу не как к тайному, близкому им варианту языка, а как к абстрактному языковому явлению, которое можно изучить, «препарировать», увидеть закономерности. Вуаль таинственности, привлекательности слетает со сленга на глазах у учеников. Последним провокационным аккордом является перевод. С одной стороны – это выявление уровня сформированности владения общеупотребительными словами, с другой стороны – это уровень владения сленгом. Ребята часто уверены, что хорошо знают жаргон, но «перевод» доказывает обратное: уровень владения низок (а для нас, учителей, это еще один плюс), умение стилизовать текст – слабое (+), результат – появление «языкового монстра». Сравнение первоначального текста с составленным и последующая беседа показывают явные преимущества литературного языка.

Явление изучено и заключено в рамки. Окончательно разоблачить «языкового монстра», а заодно и активно отдохнуть после сложной работы помогут шуточные «вредные советы». Учитывая психологию подростка – делай все наоборот, – учитель их может использовать и в других возрастных группах.

Думаю, после такого исследования ученики не забудут тему, над которой работали, цели учителя будут достигнуты, а значит, урок удастся.

Ольга Александровна Байдукова, учитель высшей категории, учитель-методист (ССШ №5, г. Луганск): Мне больше всего понравилось то, что практические задания не только разнообразны, но и способствуют развитию навыков исследовательской работы. Кроме того, они постоянно как бы приглашают учащихся заглянуть внутрь себя, сопоставить свой речевой опыт с тем, что происходит на уроке. И теория становится просто необходимой, а не лишней и скучной.

Присоединяясь к размышлениям автора урока о жизни сленга в жизни современной молодежи, можно согласиться, что он в разной мере вошел в жизнь почти каждого молодого человека. Наблюдения показывают, что школьники приобщаются к сленгу даже не с 14, а с 7 – 10 лет. Слова клево, прикид, прикол, жесть, лох активно употребляют уже учащиеся начальной школы. Продолжая исследование сленга, можно было бы предложить провести количественный анализ слов с позитивной и негативной окраской.

А вот по поводу устного портрета типичного человека, пользующегося сленгом, можно поспорить. Во-первых, девушки ничуть не реже используют сленг, чем юноши. Особенно это касается младших школьников: девочки раньше включают сленговые слова в свой лексикон, но и расстаются с ними скорее, чем мальчики. К мальчикам сленг «прилипает» надолго. Во-вторых, сленг активно используют школьники с хорошими когнитивными и креативными способностями. Эти ребята чувствуют, что сферу употребления сленга нужно ограничивать. Как правило, они используют его в общении с ровесниками. Отказываясь от сленга в определенных ситуациях, они не испытывают дискомфорта в выборе речевых средств. В-третьих, многие молодые люди с развитым вкусом, отдающие предпочтение классической одежде, активно включают сленг в свою речь. Для этой группы сленг – своеобразный пропуск в круг своих сверстников, сигнал: я такой же, как вы, я свой.

Ирина Леонидовна и ее воспитанники посвятили учебное время раздумьям о чистоте и красоте русского языка, его богатстве и многообразии. На уроке напрямую не была проанализирована проблема ненормативной лексики. Но для части ребят (не будем наивны: далеко не для всех!) это послужит и предостережением против сквернословия и стимулом к обдуманному использованию сленга.

В моей учительской практике исследовательская работа над жаргонизмами началась неожиданно. Готовясь к традиционной для нашей школы Далевской неделе, ученики с удивлением узнали, что наш великий земляк, обучаясь в Морском кадетском корпусе, составил словарь кадетского жаргона из 34 слов. В начале это вызвало желание просто понаблюдать, как говорят их сверстники. Потом, когда запасы собранных жаргонизмов вдвое превысили объем упомянутой работы, появилась идея – создать в подражание В. И. Далю современный «Словарик школьного жаргона». Понятно, что это потребовало большой филологической работы, главным образом внеурочной. По ходу пятиклассники и семиклассники практически овладевали различными способами толкования лексического значения, выясняли уместность употребления жаргонизмов в различных ситуациях, размышляли над эстетичностью тех или иных слов… Если бы я это сама объяснила на специальном уроке, вряд ли получилось бы убедительно и интересно. А в процессе работы над словарем дети любую информацию, относящуюся к этому проекту, усваивали с отличным аппетитом.

Издание и презентация нашего словарика в 2001 году стали запоминающимся событием для всех участников нашего неформального «научно-исследовательского» коллектива. Несколько лет спустя, когда мы вспоминали с участниками проекта, на тот момент уже старшеклассниками, эту работу, многие говорили, что, благодаря ей, они впервые стали внимательно относиться к окружающей речи и выбору слов.

На мой взгляд, исследовательская работа по русскому языку особенно эффективна тогда, когда ее объектом является окружающая речь.

Валерий Иванович Ковалёв, учитель высшей категории, кандидат педагогических наук (ССШ №54, г. Луганск): Судьба таких уроков и таких тем – быть в центре дискуссий под прицелом неоднозначных оценок, даже среди специалистов. Школа и СМИ традиционно считаются теми общественными институтами, которые дают и прививают образцы хорошей, правильной речи. Правда, современные газеты и телеканалы все больше напоминают блошиные рынки, где можно найти и хорошие вещи, но ярких и вредных подделок гораздо больше.

В такой ситуации понятна нервная реакция общественности на включение в учебники, а следовательно, и в практику школьного преподавания темы «Жаргонизмы». Это в собственной речевой практике родители и журналисты могут употреблять какие угодно слова, в том числе и в присутствии детей. А школа, по их мнению, должна быть заповедником культуры, где все классически стерильно. При всей своей логичности подобная позиция способствует тому, что у детей постепенно формируется стойкое убеждение, будто есть два разных русских языка. Один – для школы, ужасного места, где заставляют учиться и ставят двойки. А другой – для «настоящей жизни», которая начинается только после уроков. Понятно, какой из этих двух языков вызывает у школьников симпатии. И делать вид, что таких слов не существует, – значит обрекать себя на поражение в конкуренции с «комиклаберами» и «нашерашистами».

По моему глубокому убеждению, одна из главных задач среднего филологического образования – сформировать четкое научное представление о стилистической системе родного языка. А это предполагает, кроме прочего, что наш выпускник должен правильно понимать оттенки лексического значения слова, его стилистические, оценочные и эстетические коннотации, а также уместность употребления в конкретной ситуации общения.

При этом труднее всего изучать сниженные языковые средства. У школьников часто срабатывает подсознательный стереотип: слово, произнесенное на уроке учителем, это нормальное, приемлемое в любой ситуации. Вот почему мне кажется, что для такой работы подходит жанр урока-исследования, когда ученики, искусно направляемые педагогом, сами находят речевой материал и анализируют его.

Именно таким является урок И. Л. Челышевой. Учителю удалось подобрать задания, которые не только гармонируют с исследовательскими и творческими потребностями подростков, но и способствуют формированию у них желания и умения – наблюдать и анализировать речь окружающих (что гораздо легче) и собственную (а это насколько сложнее, настолько и полезнее). Правда, критерии такого анализа нуждаются, на мой взгляд, в уточнении.

С помощью эксперимента по «переводу» классических текстов на сленг, Ирина Леонидовна остроумно доказала, что высокие чувства и мысли не передаются низкими словами. Однако вряд ли весь жаргон как явление языка и речи заслуживает таких метафор, как «языковой монстр» и «детская болезнь».

Если в дружеском застолье кто-то предложит собеседнику «объединить Белинского с Чернышевским и добавить Чайковского», это будет уместнее и веселее, чем стилистически нейтральное «намазать масло на хлеб и налить чаю». А замена слова деньги жаргонным синонимом витамин Д, неудачная в официальном докладе, может вызвать заслуженный восторг в ток-шоу.

В языке, как и в природе, нет ничего лишнего. Есть своя полезная роль у просторечных и жаргонных слов. Развивая известную метафору М. Горького, что слова – одежда наших мыслей, можно сказать: жаргон – домашняя одежда для неформального общения с близкими людьми.

Поэтому оценивать слова надо не только по критерию «литературно – нелитературно», но и «уместно – неуместно», «красиво – уродливо», «приятно – грубо», а может быть, еще и «образно – примитивно», «оригинально – шаблонно».

Очень перспективная идея составления учащимися словарика жаргона нуждается в следующей коррекции. Лексические значения жаргонизмов подростки знают лучше нас. И уточнение толкований мало что дает. А вот если предложить подобрать к жаргонному слову как можно больше синонимов, и оценивать их по указанным критериям, и выявить среди них выразительные, но не грубые – это способствовало бы и развитию языкового вкуса, и качественному обогащению лексикона…

Татьяна Ивановна Масленникова, учитель высшей категории, учитель-методист (школа-гимназия № 60 имени 200-летия г. Луганска): Возрастная ориентированность и нестандартная форма урока готовят нас к серьёзной работе: «урок-исследование». И это действительно соблюдается на протяжении занятия: и в представленном оборудовании, и в составлении словарика сленга, и в заполнении диаграммы Венна (можно предложить учащимся небольшую историческую справку о Джоне Венне), и в переводческой деятельности, и на дискуссионном этапе, и в формулировке некоторых домашних заданий.

Однако, на мой взгляд, обилие молодёжного жаргона на уроке подготовит почву для высказывания в сленговом стиле. Многим учащимся захочется оказаться в лагере, противостоящем «скучному миру взрослых, родителей и учителей». И почему более слабым выпала честь «суммировать аргументы в пользу литературного языка с записью их в тетрадь»?

При сравнении заданий, связанных с «переводом», я вспоминаю творческий диалог двух японских поэтов в стиле хокку:

– Если буря сомнёт

бабочке крылья –

получится стручок фасоли.

– Ты убил бабочку! Лучше так:

Если к стручку фасоли

добавить пару крыльев –

получится бабочка.

Анализируя некоторые экзерсисы урока, порой ловишь себя на мысли: а не губим ли мы бабочку? Коль учитель поставил себе задачу прививать речевую культуру, то как работает в этом направлении задание «Перевести на сленг очень известное стихотворение И. С. Тургенева «Русский язык»? Я думаю, что не стоит «заигрываться» до такой степени, что в домашнем задании для сильных предлагать оформить раздел в самодельной брошюре «Классические произведения на сленге».

Ведь если отрицательный персонаж становится главным (а тем более заглавным), то психологический тумблер переключается, и в сознании людей смещаются акценты: ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ герой становится ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ.

Творческий учитель всегда в поиске. Если б всё было гладко, было бы неинтересно. А так и автору есть ещё что шлифовать, и тем, кто включился в сотворчество с ним, тоже очень интересно на таком занятии. Поэтому автору урока – спасибо и дальнейших озарений!

Ирина Леонидовна Челышева: Сколько людей – столько мнений…

Абсолютно согласна с предложением Валерия Ивановича: стоит поработать над подбором экспрессивных, но не грубых синонимов к жаргонизмам. А вот работа над привязкой сленга к определенному типу ситуаций – мне кажется, отдельная тема для разговора.

Однако смею и не согласиться с некоторыми высказываниями Валерия Ивановича и Татьяны Ивановны. Да, учащимся действительно тяжело искоренить в одночасье сленговые слова, однако, «рассматривая под микроскопом» явление, видя «запрещенные слова», ребята стараются сознательно избегать их уже к середине урока. Что же касается «заигрывания» с классикой, то идея не мною придумана, имеет рациональное зерно, но не есть истина в последней инстанции.

Отворачиваться от сленга как от явления, делая вид, что его не существует, в России уже давно перестали. В. М. Мокиенко, доктор филологических наук, профессор, участвуя в дискуссии за круглым столом «Типы современных словарей и характер словарной статьи» (Типы современных словарей // Мир русского слова, 2006. № 4. С. 37) сказал: «…мы готовы прямо посмотреть в глаза правде. И не бояться ни жаргонов, ни вульгаризмов и так далее. <…> Нам необходимо заниматься всем, что есть в языке. Если мы не будем этим заниматься, будет еще хуже. <…> Когда человек понимает, что он говорит… то он уже не будет употреблять это сознательно». Сейчас идет активное изучение разговорной речи, сленга, жаргонизмов. Это путь проб и ошибок. За одни и те же идеи, витающие в воздухе, берутся разные люди. Достигая результата, они делятся им.

К одному и тому же эффекту пришли я, предложив в 2005 г. «перевод» классического произведения И. С. Тургенева «Русский язык», и О. А. Семенюк, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой общего и русского языковедения Кировоградского государственного педагогического университета им. В. Винниченко, предложивший «перевести» все того же Тургенева (Эпизод из «Муму») в 2009 г. (Семенюк О. А. «Анализ жаргонизмов на уроках русского языка как элемент коррекции языкового поведения учащихся» // Русский язык и литература в школах Украины, 2009. № 9. С. 2 – 4). Он делает те же выводы: агрессивность «переводных» текстов, их некрасивость, затемнение смысла. Больше половины учащихся не стали бы читать этот текст перед родителями и взрослыми. Значит, вероятно, работа принесла нужные плоды. Хочется также упомянуть факт (апеллируя все к той же статье), что еще в 1974 г. в выпуске детского сатирического журнала «Ералаш» была показана новелла «Кто так говорит?» (я думаю, все ее видели). Там предлагался эпизод из произведения Гоголя («Чуден Днепр при тихой погоде…») на детском жаргоне. Учащиеся, знакомые с понятиями «юмор» и «сатира», уже в состоянии отличить их от текста, являющегося образцом для подражания. Комический эффект, создающийся при прочтении их «произведений», текст, режущий слух, дадут возможность почувствовать неразумность использования сленга в речи культурного человека.

Задание оформить раздел брошюры «Классические произведения на сленге» предполагает подбор уже готовых отрывков (Л. Измайлов и др.) или создание своих с целью предложить обратный перевод для индивидуальной работы на последующих уроках.

Хочется сказать спасибо О. А. Байдуковой за идею описания опыта создания словарика сленга.

Я благодарна всем за открытую дискуссию, доброжелательность и проявленный такт. Истина, как известно, рождается в споре. А наша задача донести эту истину до учащихся, получив нужный эффект.