Сегодня уникальных пользователей: 1
за все время : 1
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Лингвистика
ВНУТРЕННЯЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РЕЧЕВОГО СОБЫТИЯ В МАССМЕДИЙНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ УКРАИНЫ

15.06.17.
УДК 811.161.1’42
Филатенко И. А., к. филол. н., докторант
Институт филологии КНУ имени Тараса Шевченко, Киев

В статье описывается внутренняя организация речевого события в политическом дискурсе масс-медиа Украины. К понятийным компонентам политических событий, которые вербализуются в СМИ, относим следующие: агент, коагент, контрагент, место, время, цель и др.
Ключевые слова: событие, речевое событие, внутренняя организация, роль, массмедийный политический дискурс.

Размышляя о событии (далее также – С.) как онтологической категории, ряд философов рассматривали его в качестве живого организма, который переживает непрерывное становление во всех своих проявлениях. В частности, А. Н. Уайтхед отмечал, что в процессе самоосуществления С. выявляется внутренне присущая ему структура (выделено нами – И.Ф.) [Уайтхед 1990, 47]. По мнению историков, историческое событие, являя собой динамическое единство воздействия и претерпевания человека в социальной среде [Єременко 2010, 33], также имеет свою структуру. В исследованиях социологов представлена мысль о том, что одним из свойств социального С. есть внутренняя дифференциация на последовательные этапы, согласно собственному логическому устройству [Филиппов 2004]. И лингвисты, обращаясь к данному понятию [cм. подробнее: Филатенко 2012], отмечали эту особенность. В рамках лингвофилософского подхода осмысления события среди его характеристик Н. Д. Арутюнова [Арутюнова 1999] называла динамичность, кульминативность и «сценарность», хоть и слабую структурируемость. А. А. Леонтьев [Леонтьев 2003] указывал на то, что С. имеет внутреннюю структуру, которую можно представить как «сюжет», или «сценарий». По мнению Ю. А. Сорокина [Сорокин 2000], факт (событие) характеризуется законченностью «сюжета» («сюжетного развития»). (Поясним, что учёный отождествляет понятия «факт» и «событие».) Такое внимание учёных к структурной организации С. свидетельствует об актуальности её исследования.
Полагаем, что вербализация события как феномена реальной действительности, имеющего «сюжет» / «сценарий» / «этапы» / «структуру» / «структурную организацию» (в терминологии учёных, работающих в русле различных гуманитарных парадигм), естественным образом предполагает словесное представление соответствующих элементов, которые слагают его как единое целое. Иными словами, речевое событие (далее также – РС), будучи вербальной репрезентацией С., неизбежно отражает его компоненты, вербализуя их в коммуникативном пространстве СМИ, а значит, может и должно быть рассмотрено как явление, обладающее внутренней организацией. Соответственно, описание внутреннего устройства РС в массмедийном политическом дискурсе, являющееся целью данной статьи, основывается на экспликации «составляющих» события как такового.
Истоки поиска этих элементов в структуре С. можно отыскать в изысканиях античных мыслителей. В частности, римский ритор Квинтилиан (I в. н.э.), автор 12-томного труда об ораторском искусстве, полагал, что о событии можно судить, если о нем известен ответ на следующие семь вопросов: quis, quid ubi, quibus, auxillis, cur, quomodo, quando (кто? что сделал? где? какими средствами? зачем? как? когда?) [цит. по: Пальгунов 1967, 17]. На современном этапе попытка выявления структурной организации С. предпринимается в исследованиях, имеющих междисциплинарный характер. В них отмечается, что описание С., его внутренних взаимосвязей состоит из рассмотрения той роли, в которой выступает один объект по отношению к другому. Именно благодаря ей находят проявления соответствующие свойства объектов познания. Экспликация ролей как категорий, которые выражают стороны связей действительности, осуществляется на основе познавательного анализа грамматики и значительного количества текстов [Сильдмяэ 1987, 23]. В этом ракурсе трудно переоценить вклад Ч. Филлмора, разработавшего концепцию глубинных падежей (или ролевую грамматику), в соответствии с которой предикат управляет набором семантических падежей, определяющих роли участников ситуации. Их состав и название претерпевали неоднократные изменения в трудах ученого. Канонический список семантических ролей Ч. Филлмора [Fillmore 1971] выглядит следующим образом.
1. Агент – инициатор (instigator) события.
2. Контрагент – сила или сопротивляющаяся среда, против которой осуществляется действие.
3. Объект – сущность, которую действие перемещает, изменяет, или сущность, положение или существование которой рассматривается.
4. Результат – сущность, которая появилась в результате события.
5. Инструмент – стимул эмоции или физическая причина события.
6. Источник – место, из которого осуществляется движение.
7. Цель – место, в которое осуществляется движение.
8. Экспериенцер – участник, на которого событие производит определенный эффект (senser).
Идея Ч. Филлмора получила дальнейшее развитие в исследованиях целого ряда ученых. В русистике она плодотворно использована в лингвистических работах Ю. Д. Апресяна, В. Г. Гака, Н. Н. Леонтьевой и др. В частности, 7 «реальных актантов» описаны в работе В. Г. Гака: Субъект (Отправитель); Объект; Адресат; Субстанция, содействующая или препятствующая осуществлению процесса (Инициатор, Орудие, Причина); Пространственный конкретизатор (Местопребывание, Исходная и Конечная точка движения); Временной конкретизатор; Субстанция, которой принадлежит или в которой находится объект [Гак 1969]. В рамках концепции семантических валентностей Ю. Д. Апресян выделял 25 типов последних: Субъект, Контрагент, Глава, Объект; Содержание, Адресат, Получатель, Посредник, Источник, Локатив, Начальная точка, Конечная точка, Маршрут, Средство, Инструмент, Способ, Условие, Причина, Мотивировка, Результат, Цель, Аспект, Количество, Срок, Время [Апресян 1974, 120]. По мнению исследователя, не все валентности обладают одинаковой значимостью. В целом можно отметить, что как качественные, так и количественные различия в выявлении языковедами семантических ролей касаются частных моментов, перечень же универсальных единиц в основном совпадает.
Теоретические положения, сформулированные лингвистами, нашли применение в теории искусственного интеллекта. Так, П. Уинстон приводит 12 возможных падежей (агент, объект, инструмент, соагент, пункт отправления, местоположение и пр.) [Уинстон 1980]. Предлагается также выделять абстрактные группы ролей: orientational roles (объект, источник, цель), process roles (результат, инструмент), agentive roles (агент, контрагент, экспериенцер (senser)) [см.: Евдокимова 2006, 95].
В русле когнитивной науки подобные роли были эксплицированы и в модели концептуальной зависимости Р. Шенка: актор, объект, получатель, отправитель, место, инструмент, время, результат, причина (см об этом [Бухарев, Сулейманов 1986]). И. Я. Сильдмяэ, анализируя динамические ситуации (события), выявил более 15 ролей, которые представляют собой познавательные категории. В частности, действующий, коагент, средство, источник, принимающий, место, время, обстоятельство, заместитель, причина, цель, результат и др. По мысли ученого, данные роли выражают то, как «из отдельных частей составляется целое (объекты), из объектов – ситуации, из ситуаций – события» [Сильдмяэ 1987, 24]. Анализируя С. сквозь призму когнитивной лингвистики, В. Я. Шабес рассматривает его внутреннюю структуру как двуединство деятеля и действия [Шабес 1989, 16] и выявляет такие «компоненты деятеля», как агенс, коллаборант, интерагенс, объект, материал, приспособление и др. [Шабес 1989, 60].
Отметим также, что А. Н. Баранов и П. Б. Паршин, рассматривая языковые механизмы вариативной интерпретации действительности, обозначают распределение ролей в новостях как «варьирование на синтаксическом уровне» и выделяют две главные роли: агенс (инициатор действия) и пациенс (объект, подвергающийся действию) [Баранов, Паршин 1986].
Опираясь на идеи, сформулированные в изысканиях данных ученых, представляется возможным выявить следующие понятийные компоненты, или роли (в терминологии исследователей) события, получающие вербальную репрезентацию в политическом дискурсе масс-медиа Украины.
1. Агент (от лат. agentis – действующий), производящий с высокой степенью активности определенный круг действий. Его активная деятельность направлена на изменение, которое понимается как различие между «состояниями мира». Такой агент может представлять собой и индивида, и консолидированную группу лиц. (Тут и далее сохраняется стиль авторов дискурсивных практик.) Например, «Ляшко уверенно побеждает в своем округе чуть ли не с самым высоким результатом на Черниговщине, а Радикальная партия, хоть и не попадает в Парламент, но набирает в родных краях своего лидера больше десяти процентов» («Большая политика с Евгением Киселевым» – далее также БП, 02.11.2012). При этом в ряде случаев он не просто вовлечен в осуществление С., но и является инициатором последнего. «Оппозиция инициирует проведение досрочных парламентских и президентских выборов» (Подробности – далее также П, 18.02.13). «Одна “Радикальна партія” проводила мітинг проти скорочень» (БП,18.03.13). Так или иначе, агент оказывает непосредственное воздействие на положение вещей в объективной действительности.
2. Коагент, определяемый как агент совместного действия, второй агент, помогающий совершать действие. Такой соисполнитель имеет в определенных обстоятельствах общую с агентом цель деятельности и занимает достаточно активную позицию. «Їх (Партію регіонів –І. Ф.) справно підтримують комуністи, хоча публічно щоразу підкреслюють свою незалежність. Ще регіони продовжують збирати мажоритарників» (БП, 14.12.2012). «Завтра парламент може запрацювати, як дали зрозуміти ваші союзники з “Батьківщини”» (СС, 18.03.13). Таким образом, коагент, всячески содействуя, поддерживая агента, приносит пользу в достижении нужного результата.
3. Контрагент, понимаемый вслед за Ч. Филлмором как сила или сопротивляющаяся среда, против которой осуществляется действие. (Ср. значение, закрепленное в толковых словарях, ‘лицо или учреждение, берущее на себя известные обязательства по договору’ [Ожегов 1983, 259].) «Є фракція “Свободи”, є фракція “Батьківщини”, сподіваюся, що фракція “Удар”…, які будуть протистояти чинній владі» (БП, 02.11.2012). «…Партія Регіонів і Комуністична партія України – це і є наші політичні вороги, з якими ми ніяких спільних голосувань мати не можемо» (БП, 14.12.2012). Наличие контрагента является непременным условием и атрибутом политической деятельности как таковой.
4. Коллаборант (collaborateur m.) – ‘тот, кто сотрудничает с врагом’[Исторический словарь галлицизмов русского языка 2010]. Он осознанно, добровольно и умышленно сотрудничает с контрагентами, что приводит к нанесению ущерба его политической силе и, по мнению его экс-соратниов, государству в целом. «Обурені парламентарі буквально хвилею винесли перебіжчиків із сесійної зали…Відповідальність за зрадників взяв Арсеній Яценюк, адже саме за квотою «Фронту змін» Табалови пішли на вибори» (БП, 14.12.2012). «В списке «Удара» есть люди, сотрудничающие с властью, даже имеющие криминальное прошлое» (БП, 25.05.12).
5. Бенефициант (от лат. bene ‘хорошо’ и facere ‘делать’), то есть ‘получающий выгоду’ [Исторический словарь галлицизмов русского языка 2010]. Это субъект политического процесса, в интересах которого совершается действие. «Рейтинг президентский у Виталия начнет падать, а следовательно, усилятся шансы либо у Яценюка, либо у Тягнибока» (П, 17.03.13). «Депутати від опозиції хочуть так добитися якогось шматка влади» (БП, 11.03.13).
6. Пациенс (от лат. patiens (patientis) ‘страдающий’) – одушевленный объект действия. Это участник события, который претерпевает изменения в процессе не контролируемых им внешних воздействий. Действие может быть как физическим, так и духовным. «Людина, яка розвалила “помаранчеву” коаліцію, завдяки якій, по великому рахунку, сьогодні Тимошенко посадили у тюрму» («Свобода слова», телеканал ICTV, 18.03.13). «Две политические силы сплавляют Кличко на выборы в киевские, на киевское мэрство. Для чего? Чтобы он не мешал на выборах в президентской кампании» (СС, 18.03.13).
7. Экспериенцер, являющийся участником события, воспринимающим зрительную, слуховую и пр. информацию (о термине см., например, [Жеребило 2010]). В качестве экспериенцера, вовлеченного в силовое поле политического С., могут выступать не только те, кто непосредственно принимает в нём участие, но и сопричастные субъекты, то есть граждане в целом. Это обусловлено как спецификой самого политического процесса, так и особенностями политико-социального общения в современном мире [Филатенко 2013, 52-53]. «Президент Виктор Янукович заслушал доклад министра чрезвычайных ситуаций Виктора Балоги» (П, 03.03.12); «Сторонники Тимошенко все же боятся, что Юлию Владимировну под покровом ночи силой увезут в столичный суд» (П, 12.02.13).
8. Место. Осуществление С. предполагает его развертывание в пространстве. Место как часть последнего, как центр соотношения физических тел, в котором свершается политическое событие, можно дифференцировать на микро- и макролокусы С. К последним относим континенты, страны, города, области (географические единицы). «Сегодня Виктор Янукович прибыл с рабочим визитом в Россию» (П, 04.03.13). «От я аналізував акції «Повстань, Україно», у Вінниці, у Львові і в Ужгороді» (СС, 18.03.13). Микролокусы С. представлены «точечными» единицами: улица, площадь, строение и пр. «Здание, где проходила пресс-конференция главы государства, еще с ночи оградили металлическими заборами» (П, 01.03.13). «Представники кількох націоналістичних організацій пройшлися Хрещатиком до Майдану Незалежності, де провели мітинг-реквієм» (П, 08.03.13).
9. Время отображает процессуальный характер существования мира, присутствие в нем не только «вещей», но и событий [Философия: Энциклопедический словарь 2004], соответственно, его значимость в «структуре» последних трудно переоценить. Фиксируется календарное время какого-либо С. (дата). «Поки що є проміжна дата. 18 травня – фініш акції “Вставай, Україно!” в місті Києві» (СС, 18.03.13). «І ось останні на даний момент, та навряд чи останні для українського парламенту бойові дії сталися у четвер, під час розгляду мовного питання» (БП, 25.05.12). Время также может быть рассмотрено как параметр, который определяет длительность события. «Парламент не работает уже 10 дней» (П, 15.02.13). Выражает оно и субъективное отношение к изменениям. «В парламенте 7-го созыва ПР приходится долго договариваться с “самовыдвиженцами” и представителями небольших политсил вроде “Единого Центра” Виктора Балоги» (П, 14.02.13).
10. Причина, будучи явлением, влекущим за собой другое явление, то есть исходным и определяющим элементом их взаимосвязи, всеобща. Ничто не происходит без причины, в том числе и С. «Ми чомусь говоримо зараз про реакцію “Свободи” (блокування трибуни – І. Ф.), але зовсім не говоримо про те, що власне стало причиною цієї реакції. Це автоматичні порушення регламенту з боку Партії регіонів» (БП, 14.12.2012). «Найбільшим інформаційним приводом і взагалі приводом для проведення тих акцій є людина, прізвище якої Янукович» (СС, 18.03.13). В зависимости от специфики взаимосвязи и взаимообусловленности явлений можно выделить внешние и внутренние, объективные и субъективные, главные и второстепенные причины С. [Философская энциклопедия 1960-1970].
11. Цель представляет собой элемент, характеризующий желаемый результат деятельности субъекта. Она интегрирует различные действия участников С. в определенную последовательность, систему. Субъекты политического процесса преследуют как глобальные, так и локальные цели.
«Спільна мета 3 опозиційних сьогодні фракцій, політичних партій – це є зміна режиму. Наша мета – це є не допущення диктатури, реваншу диктатури, наша мета – це докорінні зміни в українському суспільстві» (П, 14.03.13). «Около часа лидеры оппозиции объясняли: приехали узнать, поддерживают ли их действия украинцы» (П, 29.03.13). Реализация цели направлена на преодоление несоответствия между существующим и желаемым.
12. Средство есть необходимый элемент в целенаправленной деятельности человека. Только в силу отношения к некой цели предметы, процессы, явления и пр. получают статус средства её достижения. Их диапазон в осуществлении С. социально-политической жизни чрезвычайно широк: от физических действий, в том числе с использованием специальных инструментов, до социальных явлений в целом. «Для свержения скульптуры Ленина “свободовцам” понадобились лишь трос, стремянка и грузовик» (П, 23.02.13). «Перемогти Януковича ще в першому турі, а в ідеалі – акцією “Вставай, Україно!” домогтися дочасних парламентських і президентських виборів» (СС, 18.03.13). Огромное разнообразие средств свершения такого С. объясняется и тем, что субъекты политического процесса часто руководствуются тезисом «цель оправдывает средства».
13. Важным звеном в цепочке цели и средства является результат. Он определяется как итог, который завершает какое-либо действие, а также то, что проистекает из некого действия, явления, развития чего-либо, иными словами, следствие. (Ср. дефиницию в словаре В. И. Даля: «результат – муж., франц. следствие чего-либо, последствие, конечный вывод, итог, развязка, исход, конец дела» [Даль 1980].) Таким образом, результат может быть рассмотрен и как следствие, подтверждением этому является частая замена в специальной литературе [Философский энциклопедический словарь 2007] соответствующего понятия на «результирующая». Результат / следствие С. порождается и обусловливается некой причиной, что позволяет устанавливать причинность, обнаруживать внутреннюю взаимосвязь между компонентами события и событиями в целом. «Вот результаты парламентских выборов в 2006-ом. Партия регионов и БЮТ получили почти по тридцать процентов голосов» (П, 14.03.13). Отметим, что т.н. отрицательный результат также представляет собой итог чего-либо и может быть рассмотрен как результирующая С. «Переговоры о разблокировании Верховной рады, в очередной раз, провалились» (П, 21.02.13).
Таким образом, внутреннюю организацию речевого события в массмедийном политическом дискурсе наиболее естественно можно представить как вербализованную упорядоченность дифференцированных понятийных элементов события, вовлеченного в заданное коммуникативное пространство. Опираясь на положения, сформулированные специалистами в области лингвистики, искусственного интеллекта, когнитивистики, и анализ материала, к данным компонентам С. относим следующие роли (в терминологии И. Я. Сильдмяэ): агент, коагент, контрагент, коллаборант, бенефициант, пациенс, экспериенцер, место, время, причина, цель, средство, результат. Очевидно, что семь первых элементов можно объединить в группу, а следовательно, выявить гиперроль С. «субъект». Однако принимая во внимание специфику политической коммуникации, представленная дифференциация участников события является целесообразной. Перечисленные понятийные компоненты С. не составляют закрытый список, но являются наиболее значимыми в его структуре. Адресант, вербализуя некое событие в массмедийном политическом дискурсе, в идеале должен отразить максимум компонентов С., то есть дать его исчерпывающее описание, но в силу объективных и субъективных причин этого не происходит. Следовательно, РС является сюжетно незавершенным. Перспективы дальнейшего исследования связаны с необходимостью выявить особенности вербализации понятийных компонентов С. в массмедийном политическом дискурсе.

СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ

1. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка / Ю. Д. Апресян. – М.: Наука, 1974. – 367 с. 2. Арутюнова Н. Д. Предложение и производные от него значения / Н. Д. Арутюнова // Язык и мир человека. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 896 с. 3. Баранов А. Н, Паршин П. Б. Языковые механизмы вариативной интерпретации действительности как средство воздействия на сознание / А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов // Роль языка в средствах массовой коммуникации [Сборник обзоров]. – М.: ИНИОН АН СССР, 1986. – С. 100-143. 4. Бухараев Р. Г., Сулейманов Д. Ш. Об одном подходе к разработке интеллектуальных АОС / Р. Г. Бухарев, Д. Ш. Сулейманов // Кибернетика – 1986 –-№ 3. – С.42-49. 5. Гак В. Г. К проблеме синтаксической семантики (семантическая интерпретация “глубинных” и “поверхностных” структур) / В. Г. Гак // Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. – М.: Наука, 1969. – C. 77-85. 6. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. / В. И. Даль. – Москва: Русский язык, 1980. – Т. 3. – 555 с. 7. Жеребило Т. В. Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е. / Т. В. Жеребило. – Назрань: Изд-во “Пилигрим”, 2010. – 486с. 8. Евдокимова И. С. Естественно-языковые системы: Курс лекций / И. С. Евдокимова – Улан-Уде: Издательство ВСГТУ, 2006. – 101 с. 9. Епишкин Н. И. Исторический словарь галлицизмов русского языка / Н. И. Епишкин. – Москва: Словарное издательство ЭТС, 2010. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://gallicismes.academic.ru/ 10. Єременко О. М. Історична подія в контексті європейської традиції (соціально-філософський аналіз): автореф. дис. на здобуття наукового ступеня д-ра. ф. наук: спец. 09.00.03 – «Соціальна філософія та філософія історії» / О. М. Єременко. – Дніпропетровськ, 2010. – 37 с. 11. Леонтьев А. А. Психолингвистические особенности языка СМИ / А. А Леонтьев. // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования / Под ред. М. Н. Володиной. – М.: Изд-во МГУ, 2003. – С.66-88. 12. Ожегов С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. – М.: Русский язык, 1983. – 816 с. 13. Пальгунов Н. Г. Заметки об информации / Н. Г. Пальгунов. – М.: МГУ, 1967. –156 с. 14. Сильдмяэ И. Я. Знания (когитология) / И. Я. Сильдмяэ – Таллин: «Ээсти раамат», 1987 – 129 с. 15. Сорокин Ю. А. Статус факта (события) и оценки в текстах массовой коммуникации / Ю. А. Сорокин // Юрислингвистика-2. Русский язык в его естественном и юридическом бытии: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Н. Д. Голева. – Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2000. – 237 с. – С. 189–197. 16. Уайтхед А. Н. Избранные работы по философии / Перевод с англ. / Общ. ред. М. А. Кисселя / А. Н. Уайтхед. – М.: Прогресс, 1990. – 716 с. 17. Уинстон П. Искусственный интеллект / П. Уинстон. – М.: Изд-во «Мир», 1980 – 520 с. 18. Филатенко И. А. Категории «событие» и «речевое событие» в современной лингвистической парадигме / И. А. Филатенко // Мовні і концептуальні картини світу [збірник статей] – К.: ВПЦ «Київський університет», 2012. – С. 353-360. 19. Филатенко И. А. О субъекте речевого события в массмедийном дискурсе / И. А. Филатенко // Современные проблемы лингвистики и методики преподавания русского языка в вузе и школе: сборник научных трудов. Выпуск 21. – Воронеж: ИПЦ «Научная книга», 2013. – С. 51 – 57. 20. Филиппов А. Ф. К теории социальных событий / А. Ф. Филиппов // Логос. – 2004. – № 5 (44). – С. 3–28. 21. Философия: Энциклопедический словарь / Под редакцией А. А. Ивина. – М.: Гардарики, 2007. – 1072 с. 22. Философская энциклопедия / Под ред. Ф. В. Константинова. В 5-х т. – М.: Советская энциклопедия, 1960–1970. 23. Философский энциклопедический словарь / Ред.-сост. Е. Ф. Губский. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 576 с. 24. Fillmore Charles. Types of lexical information. In Semantics. An interdisciplinary reader in philosophy, linguistics and psychology / Charles Fillmore. Cambridge: Cambridge University Press, 1971.

Статья поступила в редакцию 16.04.13.

Філатенко І. О., к. філол. н., докторант
Інститут філології КНУ імені Тараса Шевченка, Київ

Внутрішня організація мовленнєвої події
в масмедійному політичному дискурсі України

В статті описується внутрішня організація мовленнєвої події в політичному дискурсі мас-медіа України. До понятійних компонентів політичних подій, що вербалізуються в ЗМІ, належать такі: агент, коагент, місце, мета, час та ін.
Ключові слова: подія, мовленнєва подія, внутрішня організація, роль, масмедійний політичний дискурс.

Filatenko I., Ph.D. (Philology), doctoral candidate
Taras Shevchenko National University of Kyiv

The internal organization of speech event in political discourse
of mass media of Ukraine

The article is devoted to description of internal organization of speech event in political discourse of mass media of Ukraine. The list of conceptual components of political events includes the roles of agent, koagent, localization, goal, time, etc. All of them verbalize in mass media.
Key words: event, speech event, internal organization, role, political discourse in mass media.