Сегодня уникальных пользователей: 1
за все время : 1
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Лингвистика
ПРОСТОЕ VS СЛОЖНОЕ РЕЧЕВОЕ СОБЫТИЕ В МАССМЕДИЙНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ УКРАИНЫ

22.06.17.
Ирина Филатенко
(Киев)
УДК 811.161.1’42

В современной лингвистике существуют различные подходы к трактовке понятия «событие». Каждый из них предлагает анализ этой категории в рамках собственной системы координат, что свидетельствует о многогранности этого феномена. В работах некоторых исследователей подчёркивается специфическая природа события, отраженного в текстах. Статья посвящена описанию категории «речевое событие» в массмедийном политическом дискурсе Украины. Речевое событие определяем как вербальную репрезентацию события реального мира в дискурсе. Анализ этого понятия предполагает не только экспликацию его специфических черт. Автор предлагает классификацию речевых событий на основе структурного параметра. В ходе исследования был сделан вывод о том, что речевые события в массмедийном политическом дискурсе Украины представлены двумя видами: сложными и простыми. Под первым понимается вербальная репрезентация события, которое, по мнению адресанта, является упорядоченной совокупностью других относительно автономных событий. Простое речевое событие есть результат вербализации понятийных компонентов события как такового.
Ключевые слова: событие, простое речевое событие, сложное речевое событие, массмедийный политический дискурс.

Феномен события (далее также – С.) имеет достаточно широкий диапазон интерпретаций в философско-историческом знании. Его глубокое теоретическое осмысление связано, прежде всего, с именами А. Н. Уайтхеда, Ж. Делёза, М. Хайдеггера, А. Бадью, Ф. Броделя [9]. Наблюдения философов дали импульс для осмысления данного явления и в науке о языке. На современном этапе оно представлено в лингвистических работах, выполненных в русле лингвофилософской (Н. Д.Арутюнова [1]; З. Вендлер [18]), лингвопрагматической (В. З. Демьянков [4]), психолингвистической (А. А. Леонтьев [6], В. Я. Шабес [16]), коммуникативной (Т. Дейк [3]) и др. парадигм (подробный обзор данных исследований см. [10]), что свидетельствует о несомненной актуальности изучения этого феномена.
Несмотря на то, что описание данного понятия в языковедческих работах разнопланово, в наблюдениях лингвистов можно отыскать общую мысль об особой природе С., явленного в тексте, которая всё же не получила должного развития. Представляется, что событие реального мира, преломленное сквозь призму дискурса (в частности – средств массовой информации), нашедшее вербальную репрезентацию в его коммуникативном пространстве, предстаёт в другой ипостаси, приобретает новые характеристики. Такое событие называем событием речевым (далее также – РС). (Подчеркнём, что употребляем данный термин не в том значении, которое сформулировал Т.А. ван Дейк [3].) Изучение этого феномена в политическом дискурсе масс-медиа предполагает не только экспликацию признаков, определяющих его специфику [11; 14], но и проведение классификации, которая существенно обогатит представления о речевом событии, что и составляет цель данной статьи. Дифференциация речевых событий по структурному критерию, являющаяся задачей данного исследования, позволит описать их согласно способу собственного устройства.
Как отмечалось ранее [14], среди консекутивных свойств РС наряду с контролируемостью, динамичностью, оценочностью и пр. представляется возможным эксплицировать и структурность, являющуюся, по мнению философов [2], одним из наиболее важных признаков любого предмета, раскрытие которого способствует постижению его природы. Будучи сложным феноменом, РС получает и соответствующую организацию, определяемую как его архитектоника (подробнее см.: [12]). Она охватывает два уровня: внешний и внутренний. На внешнем срезе структуру ряда РС можно описать как упорядоченность, взаимодействие таких относительно автономных частей, которые принадлежат к тому же порядку (разряду), что и целое. То есть, речевое событие, репрезентованное в массмедийном политическом дискурсе в качестве определенной упорядоченной совокупности других РС, организуется последними, именно они становятся его составляющими на этом уровне. Такие речевые события представляется возможным назвать сложными. Адресант, объединяя в единое целое ряд событий, которые, с его точки зрения, формируют более весомое, значимое С. политического пространства, вербализует каждое из них. Это означает, что некоторые события окружающей действительности субъект рассматривает как конститутивные элементы события иного, более сложного. В этой связи следует подчеркнуть, что понятия «элементарное С.» и «сложное С.» представлены в научном знании. В частности, они используются в математической теории вероятностей («науке о случайных явлениях (событиях)»). В её рамках под первым понимается такое, которое «не разлагается на другие», под вторым – «комбинация простых событий» [5]. В результате вербализации С., трактуемого агентивным субъектом как сложное, и создается более «крупная» дискурсивная единица. Например, РС «назначение чиновника».
«Спустил с лестницы журналиста и поднялся по карьерной вверх. Об истории, когда чиновник спустил вниз корреспондента “Подробностей” Романа Бочкалу, мы уже рассказывали. Но вот в деле новый поворот. Очень крутой. Госслужащего вместо того чтобы наказать – повысили в должности. … Николай Миронец уже экс-заместитель Броварской райадминистрации. Казалось, за такой поступок уже должен быть серьезно, наказан. Бахмач. 220 километров от Киева. Здесь господин Миронец взобрался на очередную ступеньку карьерной лестницы. В районе этот человек теперь самый главный.…На главный вопрос: почему чиновник вместо наказания получил повышение – в прокуратуре отвечают так. Все по закону. До предъявления подозрения человек вправе работать на любой должности. Когда все-таки выдвинут подозрение Миронцу не знают. Сейчас милиция снова закрыла дело» («Подробности», телеканал «Интер», далее – П., 03.10.13).
Необходимо подчеркнуть, что каждое из вербально объективированных в приведенном тексте событий политического пространства является таковым с точки зрения адресанта. Напомним, что согласно ряду политологов и социологов, критериями определения С. как политического выступают позиция наблюдателя, усматривающего в событии политический смысл [15], а также репрезентация и интерпретация С. в информационном пространстве [17]. Соответственно сложное РС «назначение чиновника» вполне обоснованно рассматривается как упорядоченная совокупность других речевых событий:
Взаимодействие частей и целого приводит к возникновению системы связей между ними, экспликация которых позволяет постигнуть свойства явлений. Особенности данных связей определяют специфику построения сложного речевого события. Его линейная организация предполагает последовательное упорядочивание элементов, непрерывно следующих один за другим. При таком развертывании каждый предыдущий компонент связан с последующим, подобно звеньям одной цепи. Особенности линейной организации сложного РС обусловлены характером связей, объективирующимся в окружающей действительности: временным и причинно-следственным. В соответствии с ними представляется возможным выявить два основных вида линейного построения речевого события такого типа. Его хронологическая разновидность предполагает расположение компонентов в соответствии с временной последовательностью вербализуемых С. Как, например, событие «митинг».
«Хроника событий – в материале Руслана Ярмолюка. Лидеры оппозиции сегодня приехали в Ужгород. Сторонники оппозиции к назначенному времени собираются на площади Театральной. Но акция все никак не начинается – Арсений Яценюк опаздывает. Владимир Кличко до сих пор не вернулся из заграничной командировки. Свободовец Олег Тягнибок заявляет: им пытались помешать собрать акцию. Журналистов сегодня больше всего интересует вчерашний морковный инцидент…Сегодня в Ужгороде последовала очередная провокация. Неизвестный мужчина средних лет позарился на лавры Дурнева и попытался вручить Яценюку кроликовую шубку. Охрана народного депутата моментально его локализовала. Провокация провалилась. Участники акции формируют колонну и отправляются к площади Народной. Там возлагают цветы к памятнику Шевченко и начинают выступления. Со сцены лидеры оппозиции требуют президентских и парламентских перевыборов. Завтра такую же акцию проведут во Львове» (П., 15.03.2013).
Сам адресант представляет данный репортаж как описание определенной последовательности С., указывая на то, что перед адресатом – «хроника событий» (ср. значение «хроника» ‘запись событий в хронологической последовательности’ [8]). Следует отметить, что в массмедийном политическом дискурсе такие комментарии адресантов к описываемому, как хронология событий в репортаже, хроника событий в материале, череда событий следующая, события развивались так и др., являются своеобразными вербальными маркерами, указывающим на сложность РС. Естественно, они представлены далеко не всегда. Однако такие маркеры помогают идентифицировать РС как сложные.
Причинно-следственные связи, устанавливаемые адресатом при вербализации С., упорядочивают соответствующие компоненты не во временной, но, по мнению адресанта, в логической последовательности. В этом случае субъект РС выстраивает своеобразную систему собственных положений и доказательств. Он не выступает в роли «беспристрастного» хроникера и обладает большей степенью свободы в организации сложного РС, поскольку предлагает собственный анализ события как такового согласно логике своих размышлений. Данный тип линейного построения может быть назван логическим.
«Председателем Конституционного суда Украины избран Вячеслав Овчаренко в связи с завершением трехлетнего срока полномочий Анатолия Головина. Об этом агентству “Интерфакс-Украина” сообщили в пресс-службе КС. Поздравляя г-на Овчаренко, президент высказал убежденность, что «знания и профессиональный опыт, авторитет и организаторский потенциал» новоизбранного главы КС «будут способствовать дальнейшему утверждению принципов правового государства». Напомним, что… с октября 2001-го по декабрь 2002 г. он был судьей Енакиевского городского суда. Именно там бесследно исчезли материалы дел об осуждении Януковича” (Зеркало недели, 19.07.2013).
Обе разновидности линейного выстраивания сложного РС предлагают цепочку зависимостей, в отличие от его мозаичной организации, объективирующей своеобразный параллелизм структурных элементов (мозаичный ‘cостоящий из отдельных небольших смыкающихся частей, элементов’ [7]). Каждый из них, соединяясь подобно кусочкам смальты, образует единый узор, составленный субъектом РС. При этом вербализуемые С., рассматриваемые адресантом как элементы другого, более сложного, могут осуществляться и в единой пространственной плоскости (1), и локализовываться в разных местах (2). Во временном же плане события, трактуемые агентивным субъектом как компоненты иного С. и получающие вербальное воплощение в его составе, осуществляются до того, после или в течение выбранного отрезка.
(1) «Президент открыл под Киевом образцово-показательное село. В Киевской области появилось образцово-показательное село. Сегодня там торжественно открыли детский сад, семейный детский дом, лечебную амбулаторию, да еще и презентовали социальное жилье». (2) «Украинцы радостно отметили День Победы. И вот сводки из основных центров празднования… Жителей Харькова в День Победы порадовали масштабным парадом. На площадь выехала и ретро-техника – автомобили, с помощью которых ковалась победа… С парадом, танцами и бронетехникой отметили День Победы в Черкассах. В колонне по главной улице города прошли тысячи жителей. Праздничный марш возглавили ветераны Великой Отечественной на бронетранспортере и полуторке. Их, как и 68 лет назад, встретили громогласным “УРА!” и забрасывали цветами…» (П., 09.05.2013).
В данных фрагментах события как таковые не идут вслед друг за другом, осуществление каждого из них не влечет за собой появление следующего. Они протекают параллельно, и субъект сложного РС, вербализуя их, являет адресату спектр, полученный в результате преломления через призму авторской точки зрения. Чем больше этот своеобразный мозаичный узор картины произошедшего, тем многограннее, рельефнее речевое событие, как и его денотат / денотаты.
Простое речевое событие не имеет внешней организации в предложенном выше понимании, но структурировано внутренне. В данном случае представление С. в массмедийном пространстве суть вербализация ряда понятийных компонентов политического С. как феномена действительности. К последним относятся агент, коагент, контрагент, коллаборант, бенефициант, пациенс, экспериенцер, место, причина, цель, средство, результат, признак и др. [13]. Например, РС «митинг» предстаёт в политическом массмедийном дискурсе следующим образом.
«Звільнити Олександра Попова та його заступників вимагають сьогодні зранку кияни. Акцію під стінами мерії вони назвали Загальним віче. Крім головної вимоги позбавити чинного градоначальника посади, люди хочуть самі обирати міського голову та інших чиновників. Мовляв, втратили довіру до тих, кого призначають згори. Більшість учасників – це постраждалі від махінацій із землею та забудовою. Тож друге, по що прийшли, – відстоювати право киян на земельні паї. Якщо їх не почують, судитимуться з посадовцями» (П., 05.04.2013).
Адресант, вербализуя соответствующее политическое событие, не представляет последнее как совокупность других взаимосвязанных С., но объективирует ряд его понятийных элементов (агент – кияни; контрагент – градоначальник, О. Попов, время – сьогодні; причина – втратили довіру, відстоювати право киян; и др.). Вербализация некоего события в массмедийном политическом дискурсе в идеале должна отразить максимум его компонентов, то есть явить исчерпывающее описание произошедшего, но в силу объективных и субъективных причин этого не происходит. К субъективным факторам, в частности, относится стремление агентивного субъекта скрыть некоторые из аспектов С., которые, по его мнению, нежелательно обнародовать, либо незнание всех деталей произошедшего. Объективной причиной является строго заданный формат масс-медиа, в котором освещается событие. В новостийном сообщении адресант не обладает такой же возможностью дать развернутый анализ С., как в аналитической статье. Ср. два речевых события, имеющих общий денотат (ассоциация с ЕС), но разных агентивных субъектов и пространственную локализацию.
1). «Украинское правительство приостановило процесс подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. Эта новость с сайта Кабмина. Давать комментарии по этому сообщению правительство поручило вице-премьер-министру. Он пояснил – нет компенсаторов» (П., 21.10.2013). 2). «Пламенный евроинтегратор (в коего наш гарант превратился в последнее время) готов пойти на попятный. Сиречь не идти на сближение с ЕС, если Москва не будет настаивать на обязательном присоединении к Таможенному союзу. Пункт первый. Янукович зело не любит, когда на него давят. А нынешнюю позицию Европы он воспринимает как давление.… Пункт второй (непосредственно связанный с первым). Янукович уже давно не скрывает, что не верит России. И почти не скрывает, насколько боится аппетитов Путина. Но в последние месяцы уровень его недоверия к европейцам также изрядно подскочил…Пункт третий. Стремление видеть Тимошенко в клетке носит не политический, а, прежде всего, иррациональный характер. Виктор Федорович хочет, чтобы она сидела…Пункт четвертый. Янукович полагает, что уже достаточно напугал Россию, и она вынужденно станет более податливой…» (Зеркало недели, 25.10.2013).
Очевидно, что в первом РС, представленном в новостийной телепрограмме, объективировано всего два понятийных компонента С.: субъект (украинское правительство), причина (нет компенсаторов). Во втором РС, явленном в газетной коммуникации, последовательно актуализируются такие элементы, как субъект (гарант, В. Янукович), контрагент (Москва, Путин, Европа); причина (см. пункт первый и т.д.); условие (если Москва не будет настаивать); время (в последние месяцы) и др.
Как показали наблюдения, «продуцирование» простых или сложных речевых событий в масс-медиа также находится в прямой зависимости от формата СМИ, в том числе количества эфирного времени, печатной площади, отведенных для освещения произошедшего. Чем выше показатели последних, тем с большей степенью вероятности при вербализации некого С. агентивный субъект обратится к другим, по его мнению, связанным между собой событиям, имевшим место в недавнем прошлом или находящимся на более значительной дистанции, тем самым созидая сложное РС. Фактор адресанта в этом процессе трудно переоценить. В целом политическое событие любого масштаба имеет возможность воплотиться в дискурсе масс-медиа и как сложное РС, и как простое РС.
Таким образом, в массмедийном политическом дискурсе Украины в зависимости от количества компонентов, организующих речевое событие, эксплицируются простые и сложные РС, образующие дихотомическую пару. Сложное РС есть упорядоченная совокупность других относительно автономных РС, объединяемых в единое целое агентивным субъектом. Простое речевое событие является результатом вербализации понятийных компонентов С. как феномена окружающей действительности. Перспективы дальнейшего исследования связаны с необходимостью проведения классификации речевых событий в политическом дискурсе масс-медиа по содержательному параметру.

ЛИТЕРАТУРА
1. Арутюнова Н. Д. Предложение и производные от него значения / Н. Д. Арутюнова // Язык и мир человека. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 896 с.
2. Глинский, Б.А., Грязнов, Б.С. Дынин, Б.С. Моделирование как метод научного исследования (гносеологический анализ) / Б. А. Глинский, Б. С. Грязнов, Б. С. Дынин. – М.: Изд-во МГУ, 1965. – 248 с.
3. Дейк Т. А. ван Анализ новостей как дискурса / Т. А. ван Дейк // Язык. Познание. Коммуникация. – Б.: БГК им. И.А. Бодуэна де Куртенэ, 2000. – 308 с.
4. Демьянков В. З. «Событие» в семантике, прагматике и в координатах интерпретации текста / В. З. Демьянков // Изв. АН СССР. Серия лит. и языка. – 1983. –Т. 42. – № 4. – С.320–329.
5. Кондакова Э. М. Лекции по теории вероятностей / Э. М. Кондакова [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:vpCMmXemR2EJ:portal.tpu.ru/SHARED/k/KONDAKOVAEM/study/Tab/veroyatnost.doc+&cd=15&hl=ru&ct=clnk&gl=ua
6. Леонтьев А. А. Психолингвистические особенности языка СМИ / А. А. Леонтьев // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования: уч. пособие / отв. ред. М. Н. Володина. – М.: Изд-во МГУ, 2003. – 460 с. – С. 66–88.
7. Ожегов С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. – М.: Русский язык, 1983. – 816 с.
8. Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/1083454.
9. Филатенко И.А. Понятие «событие»: философские основы интерпретации / И. А. Филатенко // Молодой ученый. – М. – Чита, 2012. – №4 (39). – С. 212 – 216.
10. Филатенко И. А. Категории «событие» и «речевое событие» в современной лингвистической парадигме / И. А. Филатенко // Мовні і концептуальні картини світу / КНУ імен Тараса Шевченка; за ред. А. Д. Бєлової [збірник статей] – К.: ВПЦ «Київський університет», 2012. – Вип. 42. – Ч.2. – С. 353-360.
11. Филатенко И. А. Конститутивные признаки речевого события в политическом дискурсе масс-медиа / И. А. Филатенко // Мовні і концептуальні картини світу / КНУ імен Тараса Шевченка; за ред. А. Д. Бєлової [збірник статей]. – К.: ВПЦ «Київський університет», 2012. – Вип. 43. – Ч.4. – С. 192-199.
12. Филатенко И. А. Архитектоника речевого события в массмедийном политическом дискурсе Украины/ И. А. Филатенко // Жанры и типы текста в научном и медийном дискурсе / под. ред. Г. Пастухова [сборник статей]. – Орел, 2013. – Вып. 11. – С. 137-148.
13. Филатенко И. А. Внутренняя организация речевого события в массмедийном политическом дискурсе Украины / И. А. Филатенко // Мовні і концептуальні картини світу / КНУ імен Тараса Шевченка; за ред. А. Д. Бєлової [збірник статей] – К.: ВПЦ «Київський університет», 2013. – С. 342-350.
14. Филатенко И. А. Консекутивные признаки речевого события в политическом дискурсе масс-медиа / И. А. Филатенко // Мова і культура (Науковий журнал). – К.: Видавничий дім Дмитра Бураго, 2013 (у друці).
15. Филиппов А. Ф. Пространство политических событий / А. Ф. Филиппов // Полис. 2005. – №2. – С. 6–25.
16. Шабес В. Я. Событие и текст / В. Я. Шабес. – М.: Высшая школа, 1989. – 175 с.
17. Шатина Н. В. «Политическое событие» как область интерпретации российского экспертного сообщества // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. – 2008. – № 1. – С. 217– 226.
18. Vendler Z. Linguistics in Philosophy / Z. Vendler – Ithaca, NY: Cornell University Press, 1967.

Філатенко І. Проста VS складна мовленнєва подія в масмедійному політичному дискурсі України.
У сучасній лінгвістиці існують різні підходи до розуміння поняття «подія». Кожен з них пропонує аналіз цієї категорії в межах власної системи координат, що свідчить про багатогранність цього феномену. В працях деяких дослідників підкреслюється специфічна природа події, що відображається в текстах. Статтю присвячено опису категорії «мовленнєва подія» в масмедійному політичному дискурсі України. Мовленнєву подію визначаємо як вербальну репрезентацію події реального світу в дискурсі. Аналіз цього поняття полягає не лише в експлікації його специфічних рис. Автор пропонує класифікацію мовленнєвих подій, розроблену з урахуванням структурного параметра. Протягом дослідження було зроблено висновок, що мовленнєві події в масмедійному політичному дискурсі України представлено двома видами: складними і простими. Під першим з них розуміється вербальна репрезентація події, що, на думку адресанта, є впорядкованою сукупністю інших відносно автономних подій. Проста мовленнєва подія є результатом вербалізації поняттєвих компонентів події як такої.
Ключові слова: подія, проста мовленнєва подія, складна мовленнєва подія, масмедійний політичний дискурс.

I. Filatenko Simple VS Compound Speech Event in the Political Discourse of Mass Media of Ukraine.
There are different approaches to comprehension of concept «event» in modern linguistics. All of them focus on analysis of features of these categories in own coordinate system. It displays versatility of this phenomenon. Some of the authors highlight a specific nature of event which represented in the text. The article is devoted to description category of «speech event» in the political discourse of mass media of Ukraine. The speech event is verbalization of real-life event in the discourse. Analysis of this concept is not only an explication of the specific features. The author proposes classification for this phenomenon. Attention focuses on structural classification parameter. During the analysis the author comes to the conclusion that speech events are represented by simple speech events and compound speech events in the political discourse of mass media of Ukraine. The compound speech event is verbalization of real-life event that presented as the integral complex of other speech events in mass-media. The simple speech event is the result of verbalization of conceptual components of real-life event in the political discourse of mass media of Ukraine.
Key words: event, simple speech event, compound speech event, political discourse of mass media.