Сегодня уникальных пользователей: 324
за все время : 2828443
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Лингвистика
К ВОПРОСУ О ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ МАНИПУЛИРОВАНИИ (НА ПРИМЕРЕ СЕМАНТИЧЕСКОЙ КОМПРЕССИИ)

13.05.17.
Статья опубликована в сборнике «Русский язык и литература: проблемы изучения и преподавания: Сборник научных трудов под общ. ред. Л. А. Кудрявцевой». – К., 2014. Выпуск 8. С. 130 – 136.

УДК 811.111
Е. И. Панченко, д. филол. наук, проф.
Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гончара, Днепропетровск

Рассматривается явление лингвистической компрессии на семантическом уровне. Одной из функций семантической компрессии является функция манипулирования, которая ярко проявляется в новостных заголовках, в частности в сети Интернет. В ряде случаев эта компрессия может искажать смысл сообщения, выполняя при этом функцию манипулировании читателем новостей.
Ключевые слова: компрессия, семантическая компрессия, манипулирование.

В данной статье в общем виде ставится проблема лингвистической базы манипулирования, в частности проблема семантической компрессии. Эта тема находится в русле актуальных исследований, поскольку, как подчеркивает Д. Зыков, манипуляция сознанием – процесс внушения заведомо ложной информации, предопределяющей дальнейшие поступки человека. Не случайно один из крупнейших социологов Александр Зиновьев называл человеческое общество человейником [Зыков]. В настоящее время общество подвержено информационной перегрузке, когда в процессе коммуникации человек сталкивается с проблемой переработки огромных информационных массивов. Чтобы справиться с этой проблемой, человечеству необходимо прибегать к компрессированию информации.
Проблема языковой компрессии в разных аспектах (сжатие, краткость, совмещение, стяжение, редукция, элиминирование, явление свертывания и т. д.) привлекает к себе внимание исследователей, среди которых А. Мартине, И. И. Жилин, Т. Н. Мальчевская, Л. Н. Мурзин, Р. Якобсон, М. Халле, Б. А. Абрамов, О. И. Москальская и другие. Однако, насколько нам известно, роль семантической компрессии и в манипулятивных масс-медийных текстах еще не подвергалась детальному рассмотрению.
Целью данной статьи является анализ роли семантической компрессии в новостных текстах для создания манипулятивного эффекта. В задачи статьи входит уточнение понятия семантической компрессии и описание ее функционирования в массмедийных новостных заголовках.
Проблемам лингвистической компрессии посвящены многочисленные исследования, диссертационные работы и статьи, авторами которых являются Э. Я. Алянская, А. П. Василевский и Ю. М. Эмдина, Б. П. Дюндик, Л. А. Мальченко, К. Г. Середина, К. М. Сухенко, Е. А. Щебетенко и другие. В широком понимании термин «компрессия» понимается как сжатие под воздействием внешних сил для уменьшения объема, то есть в своем первоначальном значении компрессия является иноязычным синонимом слова «сжатие». Однако в дальнейшем значение термина «компрессия» по отношению к языку уточнялось и развивалось.
Термин «компрессия», как отмечается в лингвистической литературе, пришел в лингвистику из теории связи, где он использовался для обозначения процесса сокращения речевого сигнала, имеющего определенное количество информации, при этом сжатие исходного сигнала не оказывает влияния на объем той информации, которая была первоначально в нем заложена. Интерес к проблемам компрессии возрос в 50–60-е годы двадцатого века в связи со значительным увеличением количества переговоров по каналам связи, что обусловило необходимость теоретического обоснования оптимальных способов сжатия текста. Результатом компрессии, как правило, является появление свернутой конструкции по отношению к развернутой с сохранением объема передаваемой информации.
Вопрос о том, на каких уровнях проявляется компрессия, исследуется почти во всех работах, которые так или иначе касаются указанного феномена, и решается различными лингвистами по-разному. Большинство исследователей, которые занимаются изучением лингвистической компрессии, придерживаются того мнения, что ее результаты можно проследить на многих уровнях языка. Э. Я. Алянская, подчеркивая существование различных способов компрессии – лексических, грамматических, – пишет, что этот феномен наблюдается на всех уровнях языка [Алянская 1977, 17]. Однако необходимо отметить, что, соглашаясь с фактом проявления компрессии на многих языковых уровнях, лингвисты называют различное количество этих уровней и приводят различные примеры функционирования обсуждаемого явления.
Наиболее убедительное решение вопроса об особенностях проявления компрессии на различных языковых уровнях представлено в исследовании А. П. Василевского и Ю. М. Эмдиной [Василевский 1967], которые освещают ее функционирование на шести уровнях:
1) фонологическом, или графемном (пропуск фонем или графем, сюда можно также включить и такие проявления языковой экономии, как редукция гласных, формирование новых гласных и дифтонгов);
2) морфологическом (образование различных видов сокращенных слов;
3) синтаксическом (использование менее развернутых конструкций в простых и сложных предложениях);
4) лексическом (пропуск слов в тексте. Как нам представляется, сюда же можно отнести выбор более кратких синонимов);
5) синтактико-лексическом (на этом уровне происходит пропуск служебных и вспомогательных слов);
6) семантическом (пропуск менее существенной части информации, если это не препятствует пониманию сообщения).
Л. Н. Мурзин и A. С. Штерн [Мурзин 1990] выделяют такие разновидности компрессии:
– внешняя, при которой семантически тождественные знаки принадлежат разным предложениям текста и которая имеет место в рамках связного произведения,
– внутренняя, если семантически тождественные знаки сосредоточены в одном и том же предложении текста. Примером внутренней компрессии может служить замена предложения «я пишу», где основной частью является глагольный компонент, более кратким вариантом, где все предложение сводится к одной глагольной форме «пишу». При этом следует иметь в виду, что внешней компрессии могут подвергаться без утраты информации только тематические, но не рематические компоненты предложения. Во втором случае происходят сокращения в формулах выражаемого смысла. Этот вид компрессии в языке проявляется в ненормативной комбинаторике лексических значений – в форме переподчинений и семантических конструкций. При этом доля смысла, приходящаяся на единицу выражения, увеличена против нормы, сочетания гиперсемантизированы. Сама по себе структура с семантической конструкцией имеет референцированную неопределенность, которую можно снять, лишь пометив ее как часть определенной ситуации и спроецировав на нее логические экспликации этой ситуации. Примером такого вида компрессии может служить афоризм «Особенно мы нуждаемся во всем».
Компрессия может осуществляться либо с уменьшением содержащейся в тексте информации, либо с ее сохранением в полном объеме. Первый вид сжатия осуществляется поэтапно. На первом этапе происходит опущение тех подробностей, которые не являются абсолютно необходимыми для понимания текста, на втором этапе происходит обобщение оставшейся части с помощью различных способов сжатия.
Лингвистическая компрессия обладает особым статусом в системе современного языка. Она базируется на комбинаторике лингвистических компонентов, с одной стороны, и фактах взаимодействия с широким контекстом и культурологическим фоном, с другой.
Значительные возможности для манипулятивных действий предоставляет кодирование информации при помощи естественного языка. Коммуникативные лингвотехнологии (языковые приемы, методы и средства) сами по себе нейтральны, и манипулятивными они становятся лишь при использовании, приобретая определенное целеполагание.
Языковое манипулирование – вид языкового воздействия, используемый для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент. В основе языкового манипулирования лежат такие психологические и психолингвистические механизмы, которые вынуждают адресата некритично воспринимать речевое сообщение, способствуют возникновению в его сознании определенных иллюзий и заблуждений, провоцируют его на совершение выгодных для манипулятора поступков. Принципиальной и существенной отличительной чертой лингвистического манипулирования является сокрытие манипулятором истинной цели языкового воздействия на адресата [Гронская 2005].
В данной статье проблема использования семантической компрессии текста рассматривается на примере Интернет-новостей. Компьютерная сеть Интернет представляет собой особую новую форму социальной коммуникации. Ее способность необычайно быстро реагировать на происходящие вокруг события ведет к тому, что Интернет-новости для многих пользователей становятся основным источником сведений о динамичном мире.
Особенностью подачи новостей в Интернете является их «пошаговый характер». Первым шагом является аттрактивный заголовок, вводимый в большинстве случаев словами типа «Срочно!» «Сенсация!» и т. п. Следующим шагом есть начало текста, которое может прерываться посередине предложения. Далее возможны различные разветвления текстов: переход вперед на несколько шагов при помощи представленного списка, возвращение назад, последовательное продолжение (оптимальный вариант), движение по кругу и другие варианты.
Особенностью данных текстов является то, что зачастую ожидание пользователя является обманутым, последующие шаги не дают информации, обещанной в первых. Первый и третий варианты представляются нам оптимальными, тогда как второй и четвертый, по-видимому, нецелесообразны.
Учитывая описанные нами виды и уровни компрессии и анализируя распространенные типы заголовков Интернет-новостей, мы замечаем, что многие из них подвергаются компрессии именно на семантическом уровне, однако при этом нарушается такой, казалось бы, незыблемый принцип, как сохранение релевантной информации. Проиллюстрируем нашу мысль следующими примерами:
Шэрон Стоун помогла Владимиру Зеленскому жениться.
У читателя возникает мысль о том, что знаменитая актриса лично способствовала решению семейных проблем известного шоумена; на самом же деле далее в тексте Зеленский раскрывает смысл заголовка:
Стоун в каком-то смысле помогла мне жениться. Когда мы с моей будущей женой Леной встретились через несколько лет после окончания школы, в ее руках я заметил кассету с «Основным инстинктом». И тут же придумал повод увидеться еще раз — попросил кассету на выходные. Так у нас все и закрутилось. Теперь Шэрон Стоун можно считать «святой Валентиной» нашей семьи.
25-летний Антон умер, съев чужую сумку.
Прочитав такой заголовок, поневоле заинтересованный читатель представляет себе молодого человека, по непонятным причинам питающегося несъедобными предметами. Однако компрессированный элемент текста, восполненный в дальнейшем тексте, коренным образом меняет его смысл:
В зоопарке немецкого города Штутгарта 25-летний белый медведь по прозвищу Антон съел сумку одного их посетителей. В результате инцидента животное скончалось.
Врачи хоронят Наташу Королеву.
Сжатый заголовок с мрачным содержанием наводит на мысль о серьезной опасности, далее же оказывается, что с 25 лет известная певица страдала от аллергии на пыльцу.
Эдита Пьеха призналась, что творится в их семье на самом деле.
Слово широкой семантики «творится» подразумевает негативное содержание, в тексте же речь идет о том, что знаменитая певица хочет дать необычное имя своей правнучке.
Задумываясь о целях подобного компрессирования текста, мы приходим к выводу о том, что такие масс-медийные заголовки создаются для определенного манипулирования потребителем, но не для информирования его. По определению Ф. С. Бацевича, «під маніпулятивним будемо розуміти дискурс як конкретне мовно-риторичне втілення прихованої стратегії адресанта не на реалізацію рівноправного спілкування з опонентом (адресатом), а психологічне (в широкому сенсі слова) його підкорення шляхом збудження намірів, бажань тощо які, фактично, не співпадають з його (адресата) власними, але в результаті здійсненого впливу починають усвідомлюватися як актуальні, навіть вистраждані» [Бацевич 2003, 9–10].
Подобные примеры можно привести в больших количествах, однако во всех из них есть общая черта – происходит тот или иной семантический перенос, позволяющий создать компрессированный заголовок, сознательно искажающий часть информации. Манипуляция не сводится ко лжи, хотя в манипулятивных техниках ложь присутствует всегда в той или иной форме. Действие без понимания – это ключевой момент, с которого начинается любая манипуляция. Убеждение, напротив, основано на предоставлении человеку полной и достоверной информации. Личность, в этом случае, делает свой выбор предельно осознанно, прекрасно понимая, о чем идет речь.
Объект деятельности манипулятора – это человек, не анализирующий информацию, которая ему предлагается, и действующий в соответствии с готовыми штампами. Сократить до минимума процесс обдумывания, сделать так, чтобы мы принимали решения, по сути, рефлекторно – вот главная проблема для манипулятора. И, к сожалению, они значительно продвинулись в ее решении.
Перспективы дальнейшего исследования мы видим в классификации и анализе лексического наполнения компрессированных манипулятивных новостных заголовков.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Алянская Э. А. Свертки и терминологические субституты многокомпонентных определительных терминологических словосочетаний (к проблеме связности и компрессии английского технического текста) : Автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.04 – германские языки / Э. А. Алянская. – Л., 1977. – 20 с.
2. Бацевич Ф. С. Демагогія як елемент маніпулятивного дискурсу: лінгвістичні аспекти / Ф. С. Бацевич // Международный семинар «Структура представлення знань про світ, суспільство, людину: у пошуках нових змістів». Научн. записки Луганськ. держпедун-та. Луганськ : Альма матер, 2003. – С. 9–25.
3. Василевский А. П. О компрессии речи на разных уровнях / А. П. Василевский, Ю. М. Эмдина // Уровни языка и их взаимодействие. – М. : Изд-во МГПИИЯ им. М. Тореза, 1967. – С. 33–38.
4. Гронская Н. Э. Политический процесс и лингвистические технологии манипулирования : Дис. … канд. полит. Наук : 23.00.02 – Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии / Н. Э. Гронская. – М., 2005. – 467 с.
5. Зыков Д. Человек на веревочках / Д. Зыков. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Rus-crisis.ru.
6. Комарова С. С. Семантическая компрессия в прагматике высказывания : (На материале современной немецкоязычной прессы) : Дис. … канд. филол. наук : 10.02.04 – германские языки. – Самара, 2005. – 175 с.
7. Мурзин Л. Д. Текст и его восприятие / Мурзин Л. Д., Штерн А. С. – Свердловск : Изд-во Урал, ун-та, 1991. – 172 с.

О. І. Панченко, д. філол. наук, проф.
Дніпропетровський національний університет імені Олеся Гончара, Дніпропетровськ
До питання про лінгвістичне маніпулювання (на прикладі семантичної компресії)
Розглядається явище лінгвістичної компресії на семантичному рівні. Однією з функцій семантичної компресії є функція маніпулювання, яка яскраво проявляється в новинних заголовках, зокрема в мережі Інтернет. У ряді випадків ця компресія може спотворювати зміст повідомлення, виконуючи при цьому функцію маніпулюванні читачем новин.
Ключові слова: компресія, семантична компресія, маніпулювання.

E. I. Panchenko, Doctor of Sciences (Philology), Professor
Oles Honchar Dnipropetrovsk National University, Dnipropetrovsk
To the issue of linguistic manipulating (on the basis of semantic compression)
The article deals with the phenomenon of linguistic compression on the semantic level. One of the functions of semantic compression is that of manipulation which is evident in the news headlines, in particular the Internet. In some cases, this compression can distort the meaning of the message while performing the function of manipulating the news reader.
Keywords: compression, semantic compression and manipulation.