Сегодня уникальных пользователей: 125
за все время : 3202626
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Лингвистика
Авдеенко Ю.И. История формирования суффикса -ск в сложных прилагательных

Статья опубликована: Міжнародний науково-методичний семінар «Новітні технології у викладанні мов іноземним студентам»: матеріали семінару, м. Харків, 15-16 лютого 2018 року. – Харків: ХНАДУ, 2018. – С.3-8.

Экономические и социальные изменения в странах с русскоязычным населением, развитие информационных и коммуникационных технологий повлекли за собой значительное увеличение образований сложных слов, которые еще не имеют в словарях четких правил орфографического оформления.
Сложные прилагательные, например в публицистическом и художественном текстах, зачастую предстают в качестве эпитетов, причем
составных (сложных) эпитетов. Несколько веков назад составные эпитеты были характерной чертой державинского стиля (благорумяные персты). Также в поэзии Державина впервые появляются цветовые сложные прилагательные (красно-желтая ряса осени) [6].
Стоит заметить, что сложные прилагательные – это достаточно большая группа имен, которая активно используется как в устной речи, так и в письменной. В связи с этим возникают некоторые трудности с правописанием сложных прилагательных, так как они допускают слитное и дефисное написания.
Полные прилагательные образовывались от кратких прилагательных присоединением указательных местоимений к соответствующей падежной форме краткого прилагательного [5: 297]. В дальнейшем краткие прилагательные (качественные и относительные) выступают в роли именной части составного сказуемого, переставая встречаться в функции определения, т. е. выражают предикативные отношения, в то время как атрибутивные отношения закрепляются за полными прилагательными [4: 6]. Очень многие
прилагательные, которые в современном русском языке употребляются только в полной форме, в древности встречались и в кратком варианте. Например: деревянъ, -а, -о: «заложиша градъ … деревянъ» (Псковская I лет., 6972 г. (т. е. в 1464 г.)); русьскъ (с суффиксом -ск) -а, -о: «держа руську землю» (Мстиславова грамота, ок. 1130 г.) и т. д. В современном русском языке встречаются названия
городов оканчивающиеся на суффикс -ск, сложившийся из -ьск-ъ: Курск, Смоленск, Полоцк (из Полотьскъ) и пр. [10: 176].
Прилагательные в древности могли быть производными, которые не имели суффикса, а также существовали прилагательные производные, которые характеризовались каким-либо словообразовательным суффиксом (например, крас-ьн-ъ). Суффиксы, которые характеризуют производные прилагательные, частью равны суффиксам, встречающимся у существительных. Так суффикс -r- встречается в существительных и прилагательных: пиръ (производное от пи-ти) – добръ (в древности -r- был суффиксом, на данный момент он является частью
корня). Некоторые суффиксы характеризуют только прилагательное, например, -ьn-, -ьsr- (небесьнъ – производное от небо, русьскъ – производное от русь). Некоторые суффиксы, характерные в древности русскому и другим славянским языкам, встречаются и в современном языке. Суффикс -ьn- (современное -н-), -ък- (современное -к-), падъкъ (совр. падкий), а также интересующий нас суффикс -ьsк- (современное -ск-) и т. д. [7: 142].
Как писал Ф. И. Буслаев, -ск – один из важнейших суффиксов относительных прилагательных. Например, церковнославянский: мѫжь мѫж-ь-скъ, русский: муж-ской и муж-е-скій (е соответствует здесь церковнославянскому ь); братъ, церковнославянский: брат-ь-скъ, брат-скій. К остаткам кратких прилагательных принадлежат названия городов: Смолен-скъ (в старину: Смолен-ь-скъ, Смолен-е-скъ), Архангел-ь-скъ (в старину говорили «Архангельской городъ») [2: 141].
Н. М. Шанский считал, что суффикс -щик (-чик), образовавшийся в результате объединения суффикса относительного прилагательного -ск- и суффикса принадлежности лицу -ик-, появился в XIV в. в качестве образующей морфемы, и он не характерен для других славянских языков [11: 91].
Ф. И. Буслаев пишет: «прилагательные на -скій, в значении принадлежности какому-нибудь народу, происходят от имени не страны, а
народа; например, швед-скій, француз-скій (от шведъ, французъ), а не щвец-ій- скій, франц-ій-скій (от Швеція, Франція); прилагательное рус-скій (от Русь, в значении народа) правильнее прилагательного росс-ій-ский (от Росс-ія).
Впрочем, англ-ій-скій произведено от Англія; но старинное и народное аглиц-кій
от англич-ане» [2: 142].
Также Ф. И. Буслаев отметил, что часто смешивают суффиксы -ь (-и, -j), -ов, -ев, -ин, с суффиксом -ск. Принадлежность обозначают первые (например, божій, царевъ, батюшкинъ), отношение – последний: божескій, царскій, отеческій) [2: 143].
В древности церковнославянский суффикс -скый встречался чаще, чем сейчас: от гора, небо: церковнославянские горьскый, небесьскый, а также и горьнъ, небесьнъ, а сейчас только горный, небесный. От поле церковнославянский польскый – полевой, который функционирует и в настоящее время в названии славянского племени поляков [2: 143].
С помощью суффикса -ьsk- обозначались свойства места, народа, живого существа (в первую очередь по отношению к лицу; после падения редуцированных -esk-/-sk-): оугорьска землѧ и болгарьска (Лавр. Лет., л. 2 об.); рода варѧжьска (там же, л. 34). В случае -jь перед суффиксом он являлся в форме -іsk-, например архиерҌискъ – службы архиерҌиски (Лавр. лет., л. 37) [1: 240].
Другие исследователи писали, что суффиксы -ов, -ин, -ск(ий) (дедушкин, булгаковский) синонимичные суффиксы, которые помогают образовывать прилагательные со значением принадлежности [3: 285].
Очевидно, что изначально суффикс -ск- имеет относительное, а не качественное значение, что обусловливает противоречие признания его обусловливающим значение качества.
Топонимическое формирование суффикса -ск-. Исторически сложилось так, что за названиями городов закрепилась историческая форма краткого прилагательного на -ск, а названия других топонимов имеют форму полных прилагательных. Наблюдается следующая закономерность: с укрупнением населенного пункта и его переходом в статус города меняются названия окончаний. Так, села раньше часто назывались по церкви, построенной в них: Благовещенское, Сретенское, Троицкое. Затем села перерастали в города: Благовещенск (Амурская обл.), Борисоглебск. Менялось только окончание названия. Окончание названия зависит от статуса населенного пункта (село Никольское, но город Никольск). Например, село Павловское перешло в статус города Павловск (Ленинградская обл.) в 1796 г.,
поселок Дедовский – в город Дедовск (Московская обл.) в 1940 г. [9: 14, 15].
Раньше при помощи суффикса -ск- по физико-географическому принципу создавались названия первых русских городов, например группа топонимов, образованных от названий рек: р. Кур — Курьскъ (современный Курск), р. Меня (Менька) — Менескъ (современный Минск), р. Полота — Полотьскъ (современный Полоцк) [9: 16].
С гидронимами сопоставимы названия городов, возникшие из географических терминов. Это такие названия древнерусских городов, как: «Дебрянскъ (современный Брянск; название образовано от древнерусского дебрь – горный склон, ущелье, долина, поросшая лесом; лес), Луческъ (современный Луцк, Украина; лука – изгиб реки, речной залив), Прилуцкъ (от прилука – край излучины, луки, обрыва, изгиб реки)» [9: 16, 17].
Также имеются топонимы, образованные от прилагательных: «гвардейский – Гвардейск (Калининградская область), комсомольский –
Комсомольск (Ивановская обл.), октябрьский – Октябрьск (Самарская обл.), пролетарский – Пролетарск (Ростовская обл.), – или возникшие из сочетаний путем сложения и суффиксации: Зеленоградск, Краснознаменск (Калининградская обл.)» [9: 18].
Рассматриваемые словообразовательные структуры исследуются как суффиксальные из-за того, что изучение образования названий,
оканчивающихся суффиксом -ск, ведется без учета историко-языковых фактов. Это обусловливает неясность представления о морфемном составе оттопонимических прилагательных и приводит к наложению морфем, например: Магнитогорск – магнитогорский, Челябинск – челябинский. В таких случаях в составе слова совмещаются совпадающие в звуковом отношении части производного и производящего слов, в результате чего получается, что данный отрезок слова принадлежит одновременно двум соседним морфемам [9: 18, 19].
М. А. Цеханович считает, что «образование прилагательных от названий городов на -ск в современном русском языке осуществляется путем перехода субстантивной формы в адъективную с помощью смены системы окончаний. В отличие от них прилагательные от названий городов, не содержащих суффикс -ск, образуются суффиксальным путем: к основе топонима прибавляется суффикс -ск(ий), например: Харьков – харьковский» [9: 19].
Также с помощью суффикса -ск- создают квазитопонимы (они являются названиями вымышленных географических объектов, хотя грамматически и лексически соответствуют топонимам, имеют шутливый оттенок, например Мухосранск). «Владельцы кафе «Парижск» позиционируют его так: «Париж – центр ночной жизни Европы, современный законодатель моды, столица гламура и изысканной кухни. Вместе с тем – город друзей и открытых сердец, сочетание романтики и современного ритма жизни. Именно таким увидели Париж основатели нового заведения кафе-бара-ресторана «Парижск». С точки зрения словообразования, очевидно, что зарубежный топоним играет роль производной основы, а русский показатель топонимов суффикс -ск –формант [8: 140].
Из всего сказанного следует, что в топонимических целях суффикс -ск- тоже применяется исключительно в относительном значении и не употребляется в значении качественном.

Литература
1. Борковский В.И. Историческая грамматика русского языка / Виктор Иванович Борковский, Петр Саввич Кузнецов. – 2-е изд., доп. – М.: Наука, 1965. – 554 с.
2. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка / Федор Иванович Буслаев; Вступ.ст. И. Кузьмина; Академия наук СССР. Отделение
литературы и языка. – М.: Учпедгиз, 1959. – 623 с.
3. Галкина-Федорук Е.М. Современный русский язык. Ч.1: Лексикология. Фонетика. Словообразие: учебник / Евдокия Михайловна
Галкина-Федорук, Клавдия Васильевна Горшкова, Николай Максимович Шанский. – Москва: Издательство МГУ, 1962. – 344 с.
4. Голубева Е. Имя прилагательное. Имя числительное: Пособие по исторической грамматике русского языка / Е. Голубева, А. Коневецкий, Л. Судавичене. – Вильнюс: Вайздас, 1966. – 37 с.
5. Иванов В.В. Историческая грамматика русского языка: Учеб. для студентов пед. ин-тов по спец «Рус. яз. и лит.» / Валерий Васильевич Иванов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Просвещение, 1990. – 400 с.
6. Каунова Е.В. Сложные прилагательные в истории развития русского языка. – Грани познания. – 2010. – № 1 (6). – URL: http://grani.vspu.ru/
7. Кузнецов П.С. Историческая грамматика русского языка. Морфология: Учебное пособие для вузов / Петр Саввич Кузнецов. – 2-е изд.,
испр. – М.: URSS, 2005. – 306 с.
8. Ремчукова Е.Н., Махиянова Л.Р. Лексико-грамматические механизмы лингвокреативности в сфере городской номинации. // Вестник
Российского университета дружбы народов. Теория языка. Семиотика. Семантика. – М.: РУДН, 2015. – № 2. – С. 132-142.
9. Цеханович М.А. Суффикс -ск в русской топонимике и проблема наложения морфем в оттопонимических прилагательных // Вестник
Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 3: Филология. 2007. № 9. С. 14-22.
10. Черных П.Я. Историческая грамматика русского языка: краткий очерк: пособие для педагогических и учительских институтов / Павел
Яковлевич Черных. – М.: Учпедгиз, 1952. – 312 с.
11. Шанский Н.М. Очерки по русскому словообразованию и лексикологии / Николай Максимович Шанский. – Москва: Просвещение,
1959. – 246 с.