Сегодня уникальных пользователей: 133
за все время : 2714055
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Научный раздел
Ирина Бочарова. Названия религиозных праздников в языковой картине мира и принцип их структурной организации как лексической парадигмы

15.10.17.
Бочарова Ирина Васильевна, доцент кафедры иностранных языков, факультет маркетинга, Киевский национальный экономический университет имени В. Гетьмана, канд. филол. наук, доцент

Статья опубликована: Язык и литература в контексте межкультурной коммуникации. Материалы научной конференции. / МОН Республики Армения, Ванадзорский госуниверситет. – Ванадзор: Издательский дом СИМ, 2016. – С. 53-59.

Ключевые слова: тематическая группа, событийно-темпоральный, архисема, геортоним, идеоним, монотемпора, мультитемпора.

Онтологическая направленность лингвистики ориентирует исследователей на решение проблем, связанных с функционированием живой речи, её ролью в создании языковой картины мира.
Первым этапом этого процесса было выявление реестра номинативных единиц, которые коррелировали бы с определенными концептами, и их систематизация как языковых единиц. В 50-60-тые годы ХХ в. восточнославянском языкознании активно исследовались различные лексико-семантические группы. К 70-м годам неоспоримым стало понимание полевой структуры лексики и вообще языка. Уже тогда было очевидным, что понимание картины мира не может ограничиваться только называнием предметов, явлений и их особенностей, но предполагает познание их связей с другими предметами и явлениями, их отношениями.
По-новому стали осмысливаться гносеологические категории и их отражение в языке.
Одной из таких категорий, постоянно привлекающих внимание лингвистов, является категория «пространство – время» как проявление объективной реальности, имеющая общечеловеческую значимость и в силу этого находящая отражение практически во всех языках.

Полностью с текстом статьи можно ознакомиться здесь: СКАЧАТЬ

Андрей Безруков. Реверсивная форма сюжета романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

12.10.17.
Статья опубликована: Язык и литература в контексте межкультурной коммуникации. Материалы научной конференции. / МОН Республики Армения, Ванадзорский госуниверситет. – Ванадзор: Издательский дом СИМ, 2016. – С. 390-394.

Ключевые слова: контекст, идеостиль, Ф.М. Достоевский, А.С. Пушкин, взаимоконтакт, общеэстетические поля

Литературное наследие предшествующих эпох, при его осмыслении на актуальном теоретическом и практическом уровнях, генерализируется в общесферическое читательское целое. Очевиден тот факт, что XIX век в силу объективных и субъективных реалий всецело контекстуален по ряду творческих индивидуально-авторских установок. Ход истории с множеством ярких вспышек – прогрессивное начало, временная коллизия, реформы, ломка мира, трансформация мысли… – рисуется некоей палитрой голосов/сознаний, которые меняют собственно первоначальное (привычное) звучание.
Художественная мыслетворческая деятельность писателей этого времени практически не прерывается на ряд дистанцированных друг от друга фрагментов, как это могло выглядеть ранее (время устного творчества, эпоха фольклора, древний русский слой). Авторский формат компиляции знаний в XIX столетии представляется суммой тем, сюжетов, фабул, конструктов и даже идеостилей. Писатель интуитивно вступает в мыслимый диалог с предшествующими литературными формами с целью постижения перспективного будущего. Проекция игры с мифами, предшествующими темами, сюжетами, образами видна и в «Евгении Онегине», и в «Цыганах», и в «Пиковой даме», и в «Капитанской дочке» А. С. Пушкина, и в «Ревизоре», и в «Мертвых душах», и в «Петербургских повестях» Н. В. Гоголя.
Явление межтекстовой коммуникации в литературе привлекает внимание исследователей уже достаточно давно (герменевтическая парадигма). В теории художественного творчества наблюдается выдвижение ряда позиций относительно этой проблемы; и все же общей контаминации теоретических, да и практических взглядов пока не найдено. Сопоставительный анализ текстов зачастую дает возможность исследователю актуализировать произведение прошлого, вывести его на новый оборот восприятия, либо сферически обозначить новую читательскую реакцию на текст.
В истории литературы проблема влияния наследия А.С. Пушкина на прозу Ф.М. Достоевского, о месте пушкинской поэтики в творчестве последнего был поднят лишь только в начале XX века. Знаковую оценку до этого имела только речь Ф.М. Достоевского, произнесенная им на Пушкинском празднике 1880 года. Именно в ней отражается глубинная связь (имманентный вариант) с Пушкиным, видимый контакт с «нашим всем»; концептуально это усматривается как с позиций встречи собственно текстов в литературно-художественном поле, так и с уровня контакта идейных и ценностных ориентиров.
Далее

Татьяна Слива . Ассоциативно-семантическая структура как языковая составляющая концепта

05.10.17.

Статья опубликована: Язык и литература в контексте межкультурной коммуникации. Материалы научной конференции. / МОН Республики Армения, Ванадзорский госуниверситет. – Ванадзор: Издательский дом СИМ, 2016. – С. 163-168.

Ключевые слова: концепт, ассоциативно-семантическая группа, ассоциативно-семантическая структура, каузема, рефлексема.

Общеизвестно, что системность языковой системы обусловлена системностью окружающего мира. Восприятие и познание человеком объективной действительности происходит посредством языка, поэтому на современном этапе в русле антропологического подхода в лингвистике одной актуальнейших становится проблема осмысления языковой картины мира. Иными словами, антропоцентрический подход к анализу языковых явлений обусловливает необходимость изучения языка с точки зрения его участия в познавательной деятельности человека. Вышедшие в последние годы монографии и статьи Н. Н. Болдырева, А. Вежбицкой, Л. П. Ивановой, Ю.Н. Караулова, Е. С. Кубряковой, Е. А. Селивановой, Ю. С. Степанова, В. Н. Телия и др. содержат важные теоретические сведения о том, как хранятся наши знания о мире, как они структурированы в языке в процессе коммуникации.
Единица описания картины мира – концепт – является базовым понятием когнитивной лингвистики. До сих пор не существует единого определения концепта, вследствие многомерности и сложности его структуры, включающей психическую, социально-культурную части. Однако все исследователи признают наличие у него языковой составляющей.
Далее

АГИОГРАФИЧЕСКОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ ОБ ИСЦЕЛЕНИИ В СРАВНИТЕЛЬНОМ АСПЕКТЕ

02.10.17.

К. В. БОНДАРЬ,
канд. филол. наук, исследователь русско-еврейских языковых и литературных контактов, научный сотрудник Тель-Авивского университета (Израиль)

Статья опубликована: Агиографическое повествование об исцелении в сравнительном аспекте // Наукові записки ХНПУ ім. Г. С. Сковороди. Серія літературознавство. – Вип. 4 (64). – Ч. 2. – Х., 2010. – С. 161-166.

Выдающийся фольклорист ХХ века, профессор Еврейского университета в Иерусалиме Дов Ной (1920 – 2013), много сделавший для изучения устной культуры Восточной Европы и Ближнего Востока, обратил внимание на «истории об исцелении» и выделил их в особый жанр еврейской и христианской книжности первых веков нашей эры [9, c. 126]. Согласно его концепции, происхождение этих историй устное, а затем они проникают в письменную традицию [9, с. 126]. Истории об исцелении, как часть более широкой группы историй о чудесах, подобно другим типам нарратива, проходят стадии развития и трансформации. Будучи зафиксированы в памятниках III – VI вв., они отражают этапы своей дописьменной истории [9, с. 127]. «Чисто еврейские» истории об исцелении (по определению Д. Ноя), связанные с представлениями фарисейского мейнстрима послехрамового периода, соседствуют с «сектантскими», т. е., в данном контексте, христианскими.
Истории об исцелениях в Талмуде и мидрашах создавались и передавались параллельно с новозаветными (евангельскими) историями. Собственно евангельские чудеса – генерализация более частных описаний чудесного выздоровления – раньше талмудических и мидрашистских историй фиксируются в книжности. В соответствии с этим, отмечаются черты полемичности в агадических историях, обращенных к текстам конкурирующей традиции. Таким образом, истории об исцелениях в Новом завете и аморайской литературе, хотя и сохраняют отдаленность друг от друга и развиваются самостоятельно, имеют общий напряженно-полемический контекст. В то же время более поздние произведения житийной литературы ориентируются на подражание, заимствование из новозаветных историй их особенностей и формируют на этой основе собственную поэтику. Далее