Сегодня уникальных пользователей: 317
за все время : 3170245
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Новости
К ЮБИЛЕЮ УЧИТЕЛЯ. ПАМЯТИ Е. Ф. ШИРОКОРАД

04.07.18.

Константин Бондарь
Тель-Авивский университет

4 июля 2018 г. исполнилось бы 90 лет харьковскому лингвисту, специалисту по исторической лексикологии и грамматике, профессору кафедры русского языка Харьковского национального университета Ефросинье Фоминичне Широкорад. Я был учеником и дипломником профессора Широкорад в 1991-1994 гг., затем ее аспирантом и просто другом до последних дней ее жизни. В связи с приближающимся юбилеем мне захотелось вспомнить о Ефросинье Фоминичне и рассказать об этом удивительном человеке тем, кому не посчастливилось ее знать.
Мы познакомились с Ефросиньей Фоминичной в ситуации выбора – первого серьезного выбора, который в мое время студенты-филологи делали (и, возможно, делают теперь) в начале IIIкурса – записи в научный семинар. Стоит заметить, что этот выбор, и впрямь судьбоносный, в тогдашние 19 лет многим казался не слишком значительным. Я же отнесся к нему со всей серьезностью. Особенность научного семинара на филфаке состояла в том, что занятия в нем обязательно приводили к подготовке дипломной работы, а также предопределяли специфику государственного экзамена: специализация в лингвистическом семинаре предполагала экзамен по истории русской литературы и наоборот – «литературоведы» сдавали весь курс русского языка. Чем руководствовались студенты? И тем, что, как им казалось, будет проще сдавать на Vкурсе, и тем, кто из преподавателей объявлял набор в семинар и какие темы предлагал. Были бесспорные фавориты, например, профессор А. Д. Михилев с кафедры зарубежной литературы с его темами по модернизму, современной французской, английской и американской литературе, или доцент В. А. Маринчак с кафедры русского языка, «отец Виктор», который уже тогда преподавал историю языка и культуры как духовно-символическую и мифологическую реальность. Были и другие семинары, ведущих которых я знал и уважал как своих учителей: семинар Л. А. Быковой («Ложные друзья переводчика: русско-польские параллели») или Г. М. Зельдовича («Слабые смыслы русского языкового выражения», тема, по которой он через несколько лет защитил докторскую). У этих преподавателей я попробовал позаниматься несколько раз, но в конце концов отказался от предложенных тем, как и от темы по лингвистике текста, которой я немного тогда увлекался. Шли недели, а я все еще оставался без семинара и без научного руководителя. Как это часто бывает в жизни, дело решила случайность или, вернее, не сразу оцененная по достоинству деталь. Моя сокурсница Оля Пащенко не задумываясь выбрала семинар Ефросиньи Фоминичны Широкорад, поскольку ее мама в свое время была дипломницей Е. Ф., и однажды рассказала мне об этом семинаре словно невзначай. До этого я не был знаком с профессором Широкорад, но в преддверии выбора семинара один важный разговор у нас состоялся: мы пришли к ней вдвоем с моим другом Олегом Ковалем, который учился тогда на IIкурсе, но был охвачен серьезным научным поиском. В поисках «настоящей» науки мы и попросили Ефросинью Фоминичну о встрече. Я большей частью молчал и слушал, но что-то услышанное и воспринятое тогда заставило меня прийти к ней еще раз, с тем чтобы уже более не уходить. С тех пор прошло больше 25 лет, но это событие я помню со всей ясностью. Выбор семинара был продиктован отчасти тягой к истории языка и славянским древностям, отчасти – тем обаянием, которое не сразу, постепенно привлекало меня, в общем еще достаточно слабо подготовленного третьекурсника, в общении с Ефросиньей Фоминичной. Это было обаяние безыскусной правды, надежности и какой-то глубокой, органичной доброжелательности. Однако у нее была репутация строгого и взыскательного педагога; идти к ней в семинар решались немногие. В конечном итоге нас осталось пятеро.Работа в семинаре строилась индивидуально, с учетом темы каждого студента, а встречи с преподавателем проходили как обсуждение найденных в текстах словоупотреблений, разбор словарных значений и библиографических ссылок. От каждого студента требовалось ведение картотеки, и многие карточки с библиографическим описанием или словарной статьей Ефросинья Фоминична приносила нам сама. После длительных поисков и сомнений (и здесь не обошлось без них), тема была выбрана – «Концепт «чудо» в языке и культуре восточных славян». После выхода в свет в том же году сборника статей «Логический анализ языка. Культурные концепты» слово «концепт» не сходило с филологических уст; заданное им направление входило в моду. Материал быстро набирался, в основном, за счет этимологических разысканий по слову «чудо» и однокоренных, а также «диво» и многочисленных дериватов. Помимо этого, фиксировалось словоупотребление по литературным памятникам, начиная с древнейших русских житий и заканчивая современной беллетристикой; выявлялся массив словарных значений по всем известным словарям славянских языков. Семинарские занятия продолжались 2 года, и после них я на «отлично» защитил дипломную работу (1994 г.), а еще через несколько лет продолжил работать над этой темой в аспирантуре. Здесь, по законам жанра, наступает пауза и… сюжетная линия круто сворачивает. Блестящего и победного научного пути не получилось: инерция занятий одной и той же темой, и исчерпанность прежней методологии, и закрутившийся вихрь «взрослой» жизни (на первом году аспирантуры я женился, а на третьем на свет появился сын), и новые интересы все дальше и дальше уводили меня от призрачной цели. Диссертация тогда не была доведена до целостного состояния и защищена, а статьи, написанные по теме и опубликованные в различных изданиях, так и оставались разрозненным материалом, пока не были собраны мной и изданы отдельным сборником под названием «Этюды о чудесах и текстах» (Харьков, 2012 г.) с посвящением памяти любимого учителя. Видимо, все-таки диссертация могла получиться: тема «чуда» и теперь поражает своим потенциалом и многомерностью. Но нет худа без добра: выбранная как альтернатива завершению аспирантуры учеба в магистратуре только открывшегося тогда Центра иудаики и еврейской цивилизации в Институте стран Азии и Африке при МГУ принесла мне не только новую специальность – востоковеда, но и возможность многие годы преподавать любимые исторические и филологические дисциплины в Международном Соломоновом университете, а также новую научную специализацию – иудео-славику, междисциплинарную область исследования еврейско-славянских контактов, в которой я тоже сумел найти свою нишу – повести о царе Соломоне, и защитить диссертацию, а после издать книгу. Все это стало возможным во многом благодаря тому, что в свое время я прошел «школу Широкорад», а Ефросинья Фоминична после нашего официального расставания осталась для меня не только Учителем, но другом, советчиком и собеседником; я с удовольствием бывал у нее дома, в тесной квартирке на пятом этаже, где шли наши неторопливые разговоры под неизменный растворимый кофе со сгущенным молоком. Изредка Ефросинья Фоминична посещала и наш дом; мы встречались с ней на заседаниях Харьковского историко-филологического общества, в библиотеке и на конференциях.
Уйдя на пенсию, она продолжала активно трудиться. Университет и кафедра русского языка торжественно отметили в 2008 г. 80-летний юбилей профессора Широкорад, на котором посчастливилось выступать и мне, а затем опубликовать на основе доклада посвященную Ефросинье Фоминичне статью. Так замыкался круг, отдавались старые долги… На этом же юбилейном заседании выступила коллега и соавтор Е. Ф. Широкорад Л. М. Черняк с приветственным словом «Встреча с Радостью», из которого я впервые узнал, что изысканное древнерусское имя «Ефросинья» – это греческое «радость»! Как же радостно стало мне и как много это открытие объяснило! Ведь если имя человека означает «радость», он, кажется, просто обязан прожить интересную и плодотворную жизнь.К счастью, именно так и сложилась жизнь Ефросиньи Фоминичны.
Придя в Харьковский университет выпускницей послевоенной школы в 1948 году, она не покидала его до последнего дня. В юбилейном издании читаем строки, написанные коллегами по кафедре: «…как историк русского языка Ефросинья Фоминична оказалась приобщена к научной деятельности, требующей предельной точности знания, четкости научных доказательств, обширного языкового материала. Ее личностные особенности и принципы жизни стали гарантией безусловного профессионализма в области исторического языкознания. Подвижничество, исключительное трудолюбие, добросовестность как органические свойства личности Ефросиньи Фоминичны предопределили и содержание ее жизни, которая всецело была наполнена педагогической и научной работой». Жить несуетно и в тихой сосредоточенности – привилегия, данная немногим, ценность которой понимают сегодня все меньше. Обдуманная размеренность, дни, наполненные незаметной кропотливой работой, скупость в словах и филигранная точность в выборе слов, негромкая, как бы приглушенная речь, недоверие к публичности, неприятие конформизма, нелицеприятность, – все это было знаками той эпохи и знаками неповторимой личности, чудесным и радостным образом оказавшейся в роли моего учителя и друга. Неоспоримый факт, что своим трудом и жизнью Ефросинья Фоминична бережно хранила Филологию, служа ей, но не менее важно и то, что филология сама хранила ее, давая возможность работать, жить интересами науки, поддерживать отношения с достойными людьми и привечать тех, кто нуждался в утешительном слове. Как писал У. Х. Оден, «время боготворит язык и тех, кем он жив…»
А ведь сама она была воспитана своими учителями – Николаем Михайловичем Баженовым, Александром МоисеевичемФинкелем, Верой ПавловнойБесединой-Невзоровой, о которых всегда рассказывала с трепетом. От этих корифеев ниточка тянется уже к дореволюционной науке, к тем, кто слушал лекции самого Потебни. Благодаря трудам Ефросиньи Фоминичны, ставшей еще и историком университета, собраны и сохранены свидетельства научной деятельности многих ученых, чья жизнь была связана с Харьковским университетом. Центральное место в этом ряду принадлежит Александру Потебне, научному творчеству которого посвящены многие ее публикации. Она воспринимала себя как звено в эстафете научных поколений, хотя прямо никогда не говорила об этом. Надо вспомнить и о том, что Ефросинья Фоминична не делала скидок на чины и положения, не боялась остаться в меньшинстве или оказаться непонятой; больше всего ее заботили правда и справедливость, а ее моральный камертон был настроен весьма точно.
…Мы продолжали видеться и общаться с Ефросиньей Фоминичной до самого конца. 1 декабря 2010 года, поработав в университетской библиотеке и заглянув на кафедру, она попрощалась с присутствующими и сообщила, что отправляется к родственникам в Шебекино. После этого никому не пришло в голову беспокоиться ее отсутствием. Несколько дней спустя телефон ее молчал, а когда коллеги, все же заподозрив неладное, наведались к ней домой, в двери они обнаружили телеграмму от встревоженной родни… Обо всем дальнейшем Ефросинья Фоминична, к счастью,уже не узнала, удостоившись высшей награды ученого – быстрой смерти за рабочим столом, в окружении рукописей и книг. Часто вспоминают эти слова древнего автора: «Подобает филологу умирать, работая». Здесь они как нельзя более уместны. Стоя у закрытого гроба в зале крематория, мы слушали о. Виктора Маринчака, который напутствовал ее последним словом, хотя церковного отпевания не было. «Всю жизнь она работала над собой», – говорил оратор, – «и умерла в доброй старости, насытившись годами, как библейские патриархи». И ученики разного возраста, пришедшие проститься, словно воплощали цепочку поколений, подтверждая правильность выбора, сделанного когда-то Асей Широкорад. Любовь и преданность учеников придавали теплоту ее жизненному пространству. И хотя нет больше маленькой квартиры, от обширной библиотеки остались лишь словари, перевезенные на кафедру, а прах ее покоится в Белгородской области, в далеком Шебекино, с нами всегда будет чудо встречи и радость общения, осмысленного и серьезного общения с учителем о самых важных вещах в жизни, которая иногда приоткрывает свои заветные тайны тому, кто их взыскует.


Добавить комментарий


8 + = четырнадать