Сегодня уникальных пользователей: 1
за все время : 1
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Новости
29 января 1860 г., 160 лет назад, родился великий русский писатель, прозаик, драматург, классик мировой литературы Антон Чехов (1860-1904)

29.01.2020.

Смотрим видео здесь: А.Чехов. Драма. Ф.Раневская и Б.Тенин (1960)
Чехов Антон. Биография Чехова Кратко. Интересные Факты о Чехове

За 25 лет творчества Чехов создал свыше 500 произведений, которые сегодня переведены более чем на 100 языков. Его пьесы до сих пор одни из самых востребованных на сценах всего мира. В честь писателя названы астероид в главном астероидном поясе и кратер на Меркурии. А еще город, издательство в Нью-Йорке, множество учебных заведений… Музей Чехова есть даже в Шри-Ланке.

Японцы о Чехове

«Когда мы читаем произведения Чехова, то постоянно чувствуем теплые глаза автора, которыми он смотрит на своих персонажей. Человек не всегда по своей природе красив или мужествен. Иногда он бывает безобразным или глупым. Можно даже сказать, что Чехов чаще описывает именно таких людей, но он никогда не смотрит на них злыми глазами. Он нежен к ним, защищает их. Поэтому под пером Чехова безобразное не выглядит безобразным и глупое не выглядит глупым. И читатель чувствует в этом тихую красоту. Эта красота, наверное, результат большого таланта и любви Чехова к людям». (Сига Наоя, японский прозаик и драматург)

«В предельно естественной и простой, как будто даже и не реалистической манере писатель изображает человеческие радости и печали, причем дает только их наиболее существенный штрих. В этом очарование Чехова. Такие простота и ясность доступны лишь гению».
(Ито Сэй, “Очарование Чехова”)

***
Ноябрьская ночь.
Антона Чехова читаю.
От изумления немею.
(Асахи Суэхико, из книги «Мой Чехов»)

Англичане о Чехове

«То, что я открыл при чтении Чехова, мне пришлось по душе. Передо мною был настоящий писатель — не какая-то дикая сила, как Достоевский, который потрясает, изумляет, воспламеняет, ужасает и ошеломляет, — а писатель, с которым можно быть близким”
(Сомерсет Моэм).

“Я перечла «Степь». Что тут можно сказать? Это просто одно из самых
великих произведений мировой литературы — своего рода «Илиада» или «Одиссея». Я, кажется, выучу это путешествие наизусть. Есть вещи, о которых говоришь — они бессмертны.
Я отдала бы все, что написал Мопассан, — все до единого слова — за один рассказ Чехова”.
(Кэтрин Мэнсфилд)

“Метод Чехова, где кажущаяся простая объективность положения служит тончайшей субъективности автора, дается нелегко. Под него нельзя подделаться. Тут нужен гений, подлинное воображение. <...>
То, что этот метод прививается в современной литературе, — самое большое счастье для нее”.
(Джон Пристли)

Душа – главное действующее лицо русской литературы, которая “обрушивается на нас – раскаленная, жгучая, противоречивая, великолепная, ужасная, гнетущая – человеческая душа”. Для нее нет преград. “Душа нараспашку” – от огромного русского пространства, огромного страдания и сострадания. Поэтому “глубокая печаль” и типична для русских, что это их естественное и непринужденное, свободное состояние. И поэтому же обаянию русских сопротивляться невозможно: “Против нашей воли мы втянуты, заверчены, задушены, ослеплены – и в то же время исполнены головокружительного восторга. Если не считать Шекспира, нет другого более волнующего чтения”
(Вирджиния Вульф “Русская точка зрения”).

Не только писатель

В 1892—1893 в средней полосе России разыгралась эпидемия холеры. Антон Павлович не только организовал в Мелихове врачебный пункт и оборудовал его полностью на свои средства, но и в одиночку, без помощников, выполнял свой врачебный долг: «У меня в участке 25 деревень, 4 фабрики и 1 монастырь. Утром приемка больных, а после утра — разъезды».

В 1890 году Чехов совершил почти годовую поездку на Сахалин. В те времена это было глобальное путешествие: только дорога туда заняла у писателя 82 дня. Прожив затем на полуострове несколько месяцев, Антон Павлович познакомился с условиями жизни и судьбами множества людей. В одиночку он провел полную перепись населения Сахалина, собственноручно заполнив несколько тысяч карточек! Надо сказать, что Чехов и ранее уже принимал добровольное участие в статистических работах и даже получил медаль «За труды по первой Всеобщей переписи населения 1897 года».

В Таганроге Чехов полностью на свои средства создал публичную библиотеку. Для этого писатель отдал более двух тысяч собственных книг, многие из которых, кстати, были драгоценными экземплярами с авторскими подписями, а затем 14 лет подряд постоянно закупал и посылал туда множество новых изданий.

Во время жизни в подмосковной усадьбе Мелихово Чехов построил в ближайших селах три школы для крестьянских детей, колокольню и пожарный сарай, участвовал в прокладке дороги, был одним из организаторов создания почтово-телеграфного отделения в Лопасне (совр. г. Чехов).

Писатель украсил родной Таганрог памятником Петру Первому. Для этого он уговорил известного скульптора Антокольского подарить изваяние городу, а затем организовал отлив и бесплатную доставку статуи.

Во время голода 1892 года Антон Павлович лично отправился в Нижегородскую губернию, организовал сбор средств, устроил для голодающих бесплатные столовые и позаботился о скупке лошадей для последующей раздачи по весне безлошадным крестьянам.

Писатель оставил после себя в Мелихово и Крыму множество садов: было посажено более тысячи вишневых деревьев, голые участки леса были засеяны новыми саженцами.

К.С.Станиславский. А.П.Чехов в Художественном театре:

До сих пор еще существует мнение, что Чехов – поэт будней, серых людей, что пьесы его – печальная страница русской жизни, свидетельство духовного прозябания страны. Неудовлетворенность, парализующая все начинания, безнадежность, убивающая энергию, полный простор для развития родовой славянской тоски. Вот мотивы его сценических произведений.

Но почему эта характеристика Чехова так резко противоречит моим представлениям и воспоминаниям о покойном? Я вижу его гораздо чаще бодрым и улыбающимся, чем хмурым, несмотря на то, что я знавал его в плохие периоды болезни. Там, где находился больной Чехов, чаще всего царила шутка, острота, смех и даже шалость. Кто лучше его умел смешить или говорить глупости с серьезным лицом? Кто больше его ненавидел невежество, грубость, нытье, сплетню, мещанство и вечное питье чая? Кто больше его жаждал жизни, культуры, в чем бы и как бы они ни проявлялись? Всякое новое полезное начинание – зарождающееся ученое общество или проект нового театра, библиотеки, музея – являлось для него подлинным событием. Даже простое очередное благоустройство жизни необычайно оживляло, волновало его. Например, помню его детскую радость, когда я рассказал ему однажды о большом строящемся доме у Красных ворот в Москве взамен плохенького одноэтажного особняка, который был снесен. Об этом событии Антон Павлович долго после рассказывал с восторгом всем, кто приходил его навещать: так сильно он искал во всем предвестников будущей русской и всечеловеческой культуры не только духовной, но даже и внешней.

То же и в его пьесах: среди полной безнадежности восьмидесятых и девяностых годов то и дело загораются в них светлые мечты, бодрящие предсказания о жизни через двести, триста или тысячу лет, ради которой мы все должны теперь страдать; о новых изобретениях, благодаря которым будут летать по воздуху, об открытии шестого чувства.

А заметили ли вы, как часто при исполнении пьес Чехова в зрительном зале раздается смех, да такой звонкий, веселый, какого мы не слышим на других спектаклях? Когда же Чехов берется за водевиль, то доводит шутку до размеров уморительного буффа.

А его письма? Когда я их читаю, от меня, конечно, не ускользает общее настроение грусти. Но на ее фоне блестят, точно весело мигающие звезды на ночном горизонте, остроумные словечки, смешные сравнения, уморительные характеристики. Нередко дело доходит до дурачества, до анекдота и шуток прирожденного, неунывающего весельчака и юмориста, который жил в душе Антоши Чехонте, а впоследствии – и в душе больного, истомленного Чехова.

Когда здоровый человек чувствует себя бодро и весело, это – естественно, нормально. Но когда больной, приговоренный самим собою к смерти (ведь Чехов – доктор), прикованный, как узник, к ненавистному ему месту, вдали от близких и друзей, не видя для себя просвета впереди, тем не менее умеет и смеяться, и жить светлыми мечтами, верой в будущее, заботливо накапливая культурные богатства для грядущих поколений, – то такую жизнерадостность и жизнеспособность следует признать чрезвычайной, исключительной, гораздо выше нормы.


Добавить комментарий


один + = 2