Сегодня уникальных пользователей: 1
за все время : 1
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Новости
1 декабря исполняется 150 лет со дня рождения Мирры Лохвицкой

01.12.2019.


1 декабря исполняется 150 лет со дня рождения Мирры Лохвицкой (19 ноября [1 декабря] 1869, Санкт-Петербург — 27 августа [9 сентября] 1905, там же).
Мари́я Алекса́ндровна Ло́хвицкая — русская поэтесса, подписывавшаяся псевдонимом Ми́рра Ло́хвицкая; сестра Тэффи и Н. А. Лохвицкого. К концу 1890-х годов достигшая творческого пика и массового признания, вскоре после смерти Лохвицкая была практически забыта. Мало найдется поэтов, чья литературная судьба начиналась бы столь успешно и завершилась бы столь печально. В начале пути – быстрое признание, восторги читателей, похвалы старших, престижная Пушкинская премия, присужденная молодой поэтессе уже за первый ее сборник; а по прошествии каких-то пятнадцати лет – холодные насмешки законодателей литературной моды, мелочные придирки критиков и равнодушие читающей публики, которую не всколыхнула даже ранняя и трагическая смерть прежней любимицы. До революции слава Лохвицкой еще светила закатными лучами – единственной яркой вспышкой было увлечение ее творчеством Игоря Северянина, выдумавшего даже страну, названную по ее имени – «Миррэлия»
Я Лохвицкую ставлю выше всех:
И Байрона, и Пушкина, и Данта.
Я сам блещу в лучах ее таланта,
Победно обезгрешившего Грех. (И. Северянин).
В 1980—1990-е годы интерес к творчеству поэтессы возродился; некоторые исследователи считают её основоположницей русской «женской поэзии» XX века, открывшей путь А. А. Ахматовой и М. И. Цветаевой.

“…Родилась и выросла в тусклом, точащем нездоровые соки из бесчисленных пролежней Петербурге, — а вся казалась чудесным тропическим цветком, наполнявшим мой уголок странным ароматом иного, более благословенного небесами края… Чудилась душа, совсем не родственная скучному и скудному, размеренному укладу нашей жизни. И мне казалось: молодая поэтесса и сама отогревается в неудержимых порывах вдохновения, опьяняется настоящею музыкою свободно льющегося стиха” (Вас. И. Немирович-Данченко).

Лохвицкая — одна из немногих, о ком обычно язвительный И. А. Бунин писал с теплотой: «И всё в ней было прелестно: звук голоса, живость речи, блеск глаз, эта милая лёгкая шутливость… Особенно прекрасен был цвет её лица: матовый, ровный, подобный цвету крымского яблока».

Как отмечали многие из тех, кто знал Лохвицкую лично, «вакхический» характер творчества поэтессы являл собою полный контраст с её реальным характером. Автор необычайно смелых для своего времени, подчас открыто эротических стихов, в жизни она была «самой целомудренной замужней дамой Петербурга», верной женой и добродетельной матерью пятерых сыновей. В кругу друзей Лохвицкую окружала «своеобразная аура всеобщей лёгкой влюблённости».
Ее нашумевшие (хотя вряд ли зашедшие далеко) отношения с К.Бальмонтом породили стихотворную перекличку-поединок, “роман в стихах”. Бальмонт сделался основным адресатом всей любовной лирики Лохвицкой; он легко в ней узнаётся. Лохвицкая писала: “Я б хотела быть рифмой твоей, Быть, как рифма, — твоей иль ничьей”. Бальмонт назвал Миррой свою дочь от брака с Е.Цветковской, воспринимая дочь как реинкарнацию возлюбленной. В поэзии он продолжал откликаться на стихи Лохвицкой до конца жизни и выстроил некую мистику любви с надеждой на последующее воссоединение. «Ты будешь женщин обнимать, – предсказала она ему, – И проклянёшь их без изъятья. // Есть на тебе моя печать, // Есть на тебе моё заклятье. // И в царстве мрака и огня // Ты вспомнишь всех, но скажешь: «Мимо!» // И призовёшь одну меня, // Затем, что я непобедима…»

* * *
Я не знаю, зачем упрекают меня,
Что в созданьях моих слишком много огня,
Что стремлюсь я навстречу живому лучу
И наветам унынья внимать не хочу.

Что блещу я царицей в нарядных стихах,
С диадемой на пышных моих волосах,
Что из рифм я себе ожерелье плету,
Что пою я любовь, что пою красоту.

Но бессмертья я смертью своей не куплю,
И для песен я звонкие песни люблю.
И безумью ничтожных мечтаний моих
Не изменит мой жгучий, мой женственный стих.

* * *
Когда в тебе клеймят и женщину, и мать —
За миг, один лишь миг, украденный у счастья,
Безмолвствуя, храни покой бесстрастья, —
Умей молчать!

И если радостей короткой будет нить,
И твой кумир тебя осудит скоро
На гнет тоски, и горя, и позора, —
Умей любить!

* * *
Вы снова вернулись – весенние грезы
Летучие светлые сны!
И просятся к солнцу душистые розы -
Любимые дети весны.

Чаруют и нежат волшебные звуки,
Манят, замирая вдали.
Мне чудится… чьи-то могучие руки
Меня подымают с земли.

“Куда ж мы летим? где приют наслаждения?
Страну моих грез назови!”
И вот – будто отзвуки чудного пенья -
Мне слышится шепот любви:

“Туда мы умчимся, где царствуют розы,
Любимые дети весны,
Откуда слетают к нам ясные грезы,
Прозрачные, светлые сны.

Туда, в ту безбрежную даль унесемся,
Где сходится небо с землей,
Там счастьем блаженным мы жадно упьемся
И снова воскреснем душой!

Я плачу… но это последние слезы…
Я верю обетам весны…
Я верю вам, грезы, весенние грезы,
Летучие, светлые сны!

* * *
Что такое любовь? Что такое – любовь?
Это – луч, промелькнувший и скрывшийся вновь,
Это – павших цепей торжествующий смех,
Это – сладостный грех несказанных утех.
Что такое – любовь? О, любовь! О, любовь!
Это – солнце в крови, это – в пламени кровь.
Это – вечной богини слетевший покров.
Это – вешнее таянье горных снегов.
Это – музыка сфер, это – пенье души.
Это – веянье бури в небесной тиши.
Это – райская сень, обретенная вновь.
Смерть над миром царит, а над смертью – любовь.

* * *
Я хочу умереть молодой,
Не любя, не грустя ни о ком;
Золотой закатиться звездой,
Облететь неувядшим цветком.
Я хочу, чтоб на камне моем
Истомленные долгой враждой
Находили блаженство вдвоем…
Я хочу умереть молодой!

Схороните меня в стороне
От докучных и шумных дорог,
Там, где верба склонилась к волне,
Где желтеет некошеный дрок.
Чтобы сонные маки цвели,
Чтобы ветер дышал надо мной
Ароматами дальней земли…
Я хочу умереть молодой!

Не смотрю я на пройденный путь,
На безумье растраченных лет;
Я могу беззаботно уснуть,
Если гимн мой последний допет.
Пусть не меркнет огонь до конца
И останется память о той,
Что для жизни будила сердца…
Я хочу умереть молодой!


Добавить комментарий


− один = 7